ОСТАНОВИЛОСЬ СЕРДЦЕ ПОЛНОЕ БОЛЬЮ ПРОСТОГО НАРОДА

Абдуфаттах Маннапов

К кончине Гулчехры Нуруллаевой – узбекского мятежного поэта, гуманиста, борца

«Моё оружие – лишь моё слово, 

Бунтарский смотрящий на подчинение.

Жизнь, для всех дорога-проход,   

Без света добра, её не оставляй!»  

«Копьё зла, поразил мой глаз,

Плач как камень, в горле застрял,

Все что есть и нет в стране, зависла,

Не излить душу, не сказать, не могу…»    

      Гулчехра Нуруллаева (2018 г.)

Неумолим естественный закон жизни – уход старых, приход младенцев на нашу прекрасную, сложную, где-то постижимую и где-то непостижимую, в чём-то уловимую и в чём-то неуловимую, по-разному понимаемую, вечно меняющийся планету. Философия бытия – человека, людей, социальных групп, наций, народов, цивилизаций таковы, что каждый из нас и одновременно вместе в разных объединениях живя – умираем. Человеческая жизнь – возникающий и исчезающий, прилетающий и улетающий миг земного бытия. А по меркам Вселенной – это просто ничто. Понимание этой неумолимости, быстротечности, хрупкости жизни, никак не может снизить печаль, горе от невосполнимой утраты личности, бывшего одним из светочей узбекского народа, воплотившей в своем творчестве, деятельности боль и чаяние, стремление и борьбу простых, бесправных, бедных, ищущих свободу, справедливость людей. 15 января 2021 года в городе Ташкенте, столице Узбекистана, 83 – году жизни покинула наш бренный мир, Гулчехра Нуруллаева (Гулчехра Нур), узбекский мятежный поэт, неутомимый гуманист, видный деятель народного движения «Бирлик» («Единство») и основатель женского просветительско-правозащитного общества «Тумарис» (“Тўмарис”) страны. Она – всю жизнь своим поэтическим даром отстаивала ценности добра, красоты, человеколюбия, благородства, свободы, сочувствия, прав, равноправия, взаимопомощи, сострадания, демократии, резко выступала против тоталитаризма и тирании.     

Обретенная благодаря природе, родителями, воспитанию и трудолюбию, прилежанию в учёбе, проявили уже в школьные годы её талантливость, любознательность. Она была умной, доброй, красивой ученицей и завершила учёбу с золотой медалью. Уже в школьные году, был обнаружен её интерес к литературе, поэзии и потому поступила учится отделение журналистики, филологического факультета Среднеазиатского Университета, в городе Ташкенте. Именно в студенческие годы ее статьи и стихи начали появляться в печати. Она, закончила учебу в Университете диплом с отличием. Её первый сборник стихов «Қуёш табассуми» («Улыбка солнца»), был опубликован в 1965 году. А в 1966 году, когда ей было двадцать сем лет, она стало членом Союза Писателей Узбекистана. Она два года училась в высших литературных курсах имени Максима Горького в Москве. Она рано обрела своих читателей, почитателей, ибо в её стихах на ряду с лирическим, романтическим восприятием мира, природы, каждого человека, наличествовал устремленность постижению истины, справедливости. Последующем были изданы её книжки стихов «Орзуларим қоқади қанот» («Мечты машут крыльями», 1969 г.), «Ташналик» («Жажда», 1972 г.), «Иккинчи баҳор» («Вторая весна», 1973 г.), «Лирика» («Лирика», 1973 г.), «Бағишлов» («Посвящение», 1977 г.), «Пахта ҳиди» («Запах хлопка», 1981 г.), «Нурли нуқталар» («Лучезарные точки», 1986 г.), «Муҳаббат суврати» («Рисунок любви», 1988 г.). И годами лиризм, романтизм в её поэзии стали служить углублении, расширении, усилении – идеи гуманизма как главного, повсеместного постулата – то есть не требующего доказательства аксиомы прекрасности, уникальности, разнообразности, трудности, легкости, само ценности жизни человека, народа, страны. 

Перестройка и гласность, наряду с выходом к народу самого «горби» – Михаила Горбачева, его умение говорит без бумажек, доходчиво о нужности перехода страны и мира к приоритету – первенству общечеловеческих ценностей, повсеместной демократизации, уважению прав, свобод человека, отказа от административно-командных методов руководства, полной свободе СМИ, буквально заворожили Гулчехру Нуруллаеву, как и многих, и многих других людей в Советском Союзе, Узбекистане, странах соцлагеря и мире. Я это пищу как человек, уже тогда бывший лично хорошо знакомым с ней и несмотря на прошедшие много лет, до сих пор помнящий её вопрос ко мне: «Абдуфаттах, Вы – философ, социолог, поэтому скажите, андроповцы, брежневцы, черненковцы, не уберут Горбачева, не объявят его антипартийным руководителем? Не начнется новая ветвь репрессий?» Я отвечал, что «его не зря поддержал сильнейшая и осторожнейшая фигура в политбюро, ЦК парии и госаппарате Андрей Громыко, который работал у Сталина, Маленкова, Хрущева, Брежнева, Андропова, Черненко. И который, видимо имеет немало своих сторонников в этих структурах. А Романову, Гришину их коррупционность не дали возможности выдвинутся. Относительно силовиков – министр обороны Д. Т. Язов, в политическом отношение не зубаст, председатель КГБ В. М. Чебриков, новый в руководстве. Вероятно, что внутри ЦК КПСС и Совета Министров СССР немало сотрудников понимающих необходимости реформ и преодоление унаследованного от брежневского, андроповского периодов застой. Китай – проводит реформы, либерализацию экономики. Поэтому вряд ли кто-то сможет его убрать». Её радовал ответ. В этот период роль Союза Писателей Узбекистана, неимоверно возрос, благодаря приверженности председателя союза – Одыла Якубова, секретаря союза – по организационным вопросам Мамадали Махмудова и секретаря союза – Гулчехры Нуруллаевой, идеям перестройки, гласности, свободы, демократизации, соблюдения прав, свобод человека. В комнатах здания союза собирались члены Комитета спасения Арала, народного движения «Бирлик» («Единство»), женских, правозащитных, молодежных оппозиционных групп. 

Гулчехра Нуруллаева, понимала, что время раскрывает историческую, истинную суть и значение того или иного события, той или иной личности. И её долго волновал вопрос как смог секретарь второстепенного Кашкадарьинского обкома партии, коррупционер, жестокий, недалекий, названный кашкадарьинцами “офат келтирувчи” («даритель бед») Ислам Каримов, задвинув более достойных кандидатов, стать Первым секретарем ЦК КП Узбекистана.* Осведомленные насчет московских, кремлевских номенклатурных дел люди говорили, что действительно И. Каримов взял верх, над Гайратом Кадыровым – председателем Совета Министров Узбекистана, кандидатура, которого также был выдвинут на должность Первого секретаря ЦК КП страны. Так как Г. Кадыров имел «непростительный недостаток», не брал и не давал взяток, а И. Каримов, был виртуозным коррупционером – мастером брат снизу и передавать на верх мзду, конечно, не забывая и себя. Стало известно, что покупку должности, И. Каримов, осуществил через Орлова – тогда зав. орготделом, позже секретарём ЦК КПСС. Её это информация возмущал. И, она, никак не могла понять, как Каримова, не раскусил Михаил Горбачев. И этот вопрос её долго терзал. Поддержка ГКЧП – попытки военного переворота Каримовым, выявили его антигорбачевский, антидемократический суть.  Каримов, не на шутку испугался, когда 21-августа 1991 года Верховный Совет России, российские демократы одержали верх и главы путчистов были арестованы. Он, поэтому позорно, бесстыжем образом, нагло, 31-августа 1991 года организовал, вернее навязал стране Вторичное, Фальшивое провозглашение Независимости Узбекистана. Хотя несмотря на его ожесточенное, бешенное противостояние, 20-июня 1990 года Верховный Совет страны, принял Декларацию и объявил Независимость Узбекистана.** Она печалилась и от того, что и в годы президентства Ш. Мирзиёева, продолжается празднование Фальшивой даты Независимости и даже некоторые горе-оппозиционеры, «правда любы» журналисты, «вольные» блогеры ведут себя как шкурники, используя фальшивую, позорную дату. Она говорила, что Ш. Мирзиёев вернул название «Дружбы народов» и памятник «Семье Шамахмудовых» на важную ташкентскую площадь и этим обрадовал не только ташкентцев, но и всех узбекистанцев, других братских нам народов. И возвращение настоящей даты Независимости, 20-июня 1990 года, будет важным шагом в сторону создания правдивого, нового Узбекистана. Это признание исторической правды не требует ничего, кроме политической воли, но зато предаст новый заряд правдивости, импульс искренности, народную поддержку мирзиёевским преобразованиям.  

Рассматриваемые годы благодаря перестройке и гласности начали в печати, радио, телевидение освещать множества острых женских проблем в Узбекистане. И женщины активисты «Бирлика» по инициативе, во главе с Гулчехрой Нуруллаевой, если память мне не изменяет, 5 января 1990 года создали «Тумарис» (“Тўмарис”) – женскую просветительско-правозащитную организацию. Целью организации была оказание правозащитной, просветительской помощи женщинам. Группы этой организации начали действовать не только в Ташкенте, но и в ряде областях, городах, районах страны. Это было важным социальным шагом в процессе демократизации и создания гражданского общества. Она была мотором, сердцевиной работы общества «Тумарис». И до сих пор помню случай, в апреле 1990 года, после заседания Центрального Комитета народного движения «Бирлика» в Союзе Писателей Узбекистана, где я доложил о готовности написанной мной, новой Программы движения, с лозунгом «За демократический и независимый Узбекистан!» и изложил основные положения, которые были одобрены. И мы, множества активистов шли пешком в сторону Красной площади. Между зданиями ресторана «Зарафшон» и КГБ Узбекистана, ко мне вдруг, двоя с одной и двоя с другой стороны, подходят упитанные бугаи, в гражданской одежде и ничего не говоря, подняв меня пытаются нести в сторону стоящего с боку автобуса. И тогда видя, что с лева от меня идут активисты «Тумариса», я крикнул «Гулчехра апа!». И группа женщин активисток «Тумариса» во главе с ней, пришли мне на помощь, окружили этих бугаев и освободили меня. Я им говорю, «бугаи охотятся за моей папкой, где новая программа движения «Бирлик» и Гулчехра апа, с несколькими женщинами проводили меня до большой дороги. Программа с лозунгом «За демократический и независимый Узбекистан!» была принята на прошедшем чуть позже 26 мая 1990 года, 3 – съезде народного движения  «Бирлик». В этот период начал открыта гнить и Советская Армия, где «дедовщина» обрела ужасные размеры. В этой связи нужно вспомнить и выразить огромное уважение, искреннюю благодарность лидеру «Тумарис» Гулчехре Нуруллаевой, активистам этого движения, за то, что они с нами, выходили на встречи, трупов узбекских солдат, днём и ночью, в аэропорт, на вокзал и ходили по домам, а после давали огласке, быстро написав сообщение об этом. И требовали более не отправлять узбекских парней, в другие республики, и чтобы они служили в своей родине, Узбекистане. Рискованные это были акции, так как милиция и КГБ жестка расправлялось с участниками.        

Она, изначально, абсолютно не могла смирится с фальшью, ложью, лицемерием, обманом и никогда не сгибала голову перед властью, чиновниками. Хотя по своему характеру была естественно скромной, отзывчиво интеллигентной женщиной. А когда гласность открыла завесу преступлений советского тоталитаризма, против невинных людей, в знак протеста этим безобразиям, она официально публично отказалась от ордена «Знак почёта» и премии Ленинского Комсомола и вернула их. Этот её мужественный, бунтарский поступок, потряс номенклатуру, власти и оказал благотворное влияние росту духа независимости среди молодёжи, интеллигенции, ищущих правду, справедливость жителей городов и сёл Узбекистана. Она, наряду с бунтарской решительностью, обладала удивительным умением в необходимый момент успокоить, непримиримые стороны, снизить накал спора. До сих пор помню, два или три раза на заседание Центрального Комитета «Бирлик» приходил, в начале будучи руководителем города Ташкента, позже председателем Совета Министров страны, Шукрулло Мирсаидов, талантливый экономист-практик и верный сын узбекского народа. И каждый раз, когда между ним и лидерами оппозиции споры обретали через чур острый накал. Тогда долго молча слушавшая эти споры, Гулчехра Нуруллаева, брала слово и говорила, «зачем отклонятся от главной темы, зачем горячится и переходить на личности? Если лидеры, львы узбеков, со стороны правительства и со стороны демократической оппозиции будут враждовать, драться и растерзают друг друга, кому это будет выгодна? И тогда, что станет с народом, женщинами, детьми, страной? С нашим будущем?…». И после разговор оппонентов возвращался в конструктивное русло. Видимо, значение, весь произнесенных ею слов, оказывались весьма эффективными, благодаря тому, высокому духовному, нравственному заряду, ауре присущей ей как личности.  

В связи с её аурой, духовным, нравственным высоком заряде, вспомнил 1998 год, когда я, в вынужденной политической эмиграции жил в Москве, России и работал Исполнительным директором Общества содействия соблюдению прав человека в Центральной Азии. В один из дней, меня пригласили в московский офис, русскую службу Радио Свободы, так как из Вашингтона, США приехали представители руководства и желали бы узнать мое мнение о работе Радио. Назначенное время, я пришел и увидел там наших друзей, лидера демократической оппозиции Туркмении, Авди Кулиева, таджикского прогрессивного журналиста Искандера Хатлони и других. А во время встречи, представители руководства Радио Свободы (RFE/RL), интересовались об эффективности передач на каждом из национальных служб Радио. Авди Кулиев, Искандар Хатлони и другие говорили о проблемах на своих национальных радио служб. В свою очередь, я тоже поделился своими мыслями об узбекской службе и в добавок о том, что «у нас есть мятежная поэтесса, её зовут Гулчехра Нуриллаева, которая не только пишет замечательные стихи, но и бесстрашно разоблачает каримовскую тиранию, господствующею в Узбекистане, её некоторые литературоведы называют «узбекской Анной Ахматовой». Она также является лидером женского просветительско-правозащитного общества «Тумарис» (“Тўмарис”). И было бы замечательно, если привлечь её на работу узбекской службы Радио Озодлик». И после буквально через несколько дней, её голос начал звучать по Радио Озодлик и несколько лет излучал высоким духовным, нравственным зарядом, аурой высокой поэзии, бесстрашия и радовал слушателей.            

Она понимала и говорила о зловещей роли Каримова, называя его «золим» – злодеем, насильником, тираном, ненасытным мздоимцем, алчным грабителем. По её разумению, он построил “қўрқув салтанати” («державу страха») уничтожив возникшие период перестройки, первые годы независимости ростки парламентаризма, политического и экономического плюрализма, гражданского общества. Он растоптал Конституцию, составленную учитывая все его «капризы» – без импичмента президента, законность, заменил на свой произвол, полностью исключил систему сдержек и противовесов между Исполнительной, Законодательной и Судебной ветвями власти, искоренил свободу СМИ, деятельность демократической оппозиции, инакомыслие, используя послушные, карманные – парламент, судебные органы, силовые структуры – принимающие угодное ему «законы», выносящие ему нужные «приговоры», выполняющие «любые» его  приказы. Вот её крики души: «Видела политические игры, со стороны чиновников специально организованные террористические акции. Полностью убедилась, что завоеванная независимость служит только должностным лицам. Плакала с кровавыми слезами, узнавая о том, что мой трудолюбивый, мирный, порядочный народ, без всякой причины объявлен террористом, его окрестили экстремистом, его ни за что сажают в тюрьмы, подвергают пыткам, нежелающих согнут голову, подчинится убивают, а в заключение специально заражают сифилисом, туберкулезом, СПИДом…».*** Известно, что Каримов неоднократно отдавал преступные приказы открыть огонь на поражение мирно протестующих граждан. Это наблюдалось в 1989-90 годах в городах Намангане, Коканде, Пскенте, Буке, Денау. В январе 1992 году расстрел мирной манифестации студентов в вузгородке Ташкента и разгром этого городка. В майе 2005 года в Андижане, Каримов лично руководил, массовым истреблением – геноцидом мирно протестующих людей, которых пригласили на митинг – встречу с президентом.**** Она знала, возмущалась и  выражала свое  категорическое порицание происходящему, после андижанского массового кровопролития, протестуя официально, публично вышла из рядов Союза Писателей Узбекистана. Она считала – интеллигенция призвана в любых трудных, тяжких ситуациях оставаться глашатаем добра, любви, уважения, истины, человеколюбия, соблюдения Конституции, законов, прав, свобод человека, писатели, поэты, ученые, журналисты, преподаватели, инженеры не должна превращаться в подхалимов, холуев, рабов властей, тирана, тирании. И с горьким чувством возмущения и разочарования писала о бесстыдстве, духовном убожестве насильников и их холуев:

«Каково время – стыд, перестал быть стыдом,

Ложь – занял истине, подобающее место.

Честного нечестным, хорошего плохим клича,

Насилие – благостно засел, на верху страны.

Бомбы взрываются… Позади их тайны…

От чего во мне клокочет – злоба.

Поэты ранее, кричащие о верности народу, 

Ныне подошвы, насилию радостно целуют…».*****  

Гулчехра Нуруллаева искренне, трепетно, сердечно любила простой трудовой люд,  узбеков, узбекистанцев, туркестанцев, воспринимала их боли, беды, проблемы своими и потому от души писала: «Мой народ – мать моя, проливая свои слёзы, хочу хоть немного облегчить тяжесть огромной беды навалившегося на тебя… Единственное мое желание – видеть в твоих глазах искрящее желание жить, созидать… Моё желание – лишь бы ты не плакала!».****** Она – выдающийся мятежный поэт, неутомимый гуманист, отстаивала подлинно человеческое в человеке, его свободу, права, красоту, равноправие, взаимопомощь, сострадание, сердобольность, защищала топчущих властями бесправных, бедных, инакомыслящих, нищих и не боясь говорила, писала горькую, нелицеприятную властям правду. Её поэзия всеохватывающей мятежной любви к простому народу, живости вокруг, природе, истине, свободе, давно парадоксально влилась и в современную живую, и историю узбекской литературы. Поэтому она со своими стихами, мыслями, призывами была, есть и далее будет с нами в Узбекистане, Туркестане и Мире.  

Примечания 

Эпиграф:Первая часть – из стихотворения Гулчехры Нуруллаевой “Илтижо” («Прощу»)  http://e-adabiyot.uz/ Вторая часть – из стихотворения Гулчехры Нуруллаевой “Йўқса ўламан…” («Иначе умру»), в книге: “Йиғларман” («Плачу»). Перевод А. Маннапова.

* Жахонгир Маматов׃ «ИАК» (Ислом Абдуганиевич Каримов), (узбекском языке). http://jahonnoma.com/2013/07/30/iak30/#more-4658

Жаҳонгир Маматов. Каримовнинг кирдикорлари (узбекском языке).     http://jahonnoma.com/2007/12/01/1-3/

** Абдуфаттах Маннапов К 30 – летию независимости Узбекистана. Алчность и коллаборационизм куда ведут страну?

https://ihahr.org/articles/k-30-letiyu-nezavisimosti-uzbekistana

https://turonzamin.org/2020/06/21/30/#more-25899

*** Гулчеҳра Нур. Йиғларман. Сўзбоши. Книга: Гулчехра Нур. Плачу. Предисловие. Перевод А. Маннапова. http://gulchehranur.yangidunyo.org/2011/04/29/hello-world/   

**** Абдуфаттах Маннапов К 15 – годовщине трагических событий в Андижане

https://ihahr.org/articles/k-15-y-godovshchine-tragicheskih-sobytiy-v-andizhane

https://turonzamin.org/2020/05/15/andijon1/#more-25878 (Первая часть)

https://turonzamin.org/2020/05/15/andijon2/#more-25883 (Вторая часть)

***** Гулчеҳра Нур. “Уят уят бўлмай қолди бу замон” – Йиғларман. Гулчехра Нур. «Каково время – стыд, перестал быть стыдом» – Плачу. Перевод А. Маннапова.

******Гулчеҳра Нур. Йиғларман. Сўзбоши. Книга: Гулчехра Нур. Плачу. Предисловие. Перевод А. Маннапова. http://gulchehranur.yangidunyo.org/2011/04/29/hello-world/   

Абдуфаттах Маннапов

22 января 2021 года (США)

%d bloggers like this: