Абдуфаттах Маннапов 

К 15 – ГОДОВЩИНЕ ТРАГИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ В АНДИЖАНЕ

(Продолжение, вторая часть)

Боги Шамол  (Боғи Шамол) – место массового захоронения расстрелянных детей, женщин.
Фото AFP Дениса Синякова

Восставшие теперь имея оружие и гранаты в нескольких машинах направились в тюрьму, для освобождения 23 предпринимателей и странным образом, легко выбив грузовой машиной ворота, вошли вовнутрь, еще более странным образом, не встретив должного отпора, обороны, освободили не только своих, но и других, в основном сидящих за так называемый «религиозный экстремизм» заключенных. Им говорили: «Ныне мы вас освободили от не справедливости, беззакония выходите, пожалуйста. Хотите можете идти домой, хотите с нами в хокимият». Освобождены были, по словам восставших, более тысячи человек, по официальному сообщению, Генпрократуры 527 заключенных и убиты трое охранников. А представители восставших, свидетельствовали, что видели двух лежащих на земле охранников, но точно не знают, они были ранены или убиты.   

В пути к хокимияту на улице Ошская и возле здания областного Управления Службы Национальной Безопасности (УСНБ) их колонна была обстреляна. Первом случае была засада и им довольно быстро удалось отделаться от них, но возле здания УСНБ бой шёл около часа и потери были ощутимы для обоих сторон. Когда они подошли к зданию областного хокимията, то узнали, что оно уже занято другой группой из состава восставших. В это время шел процесс пребывания людей на площадь Бабура, возле хокимията. Через некоторое время начались откровенно провокационные акции, со стороны войск МВД, СНБ, машины подъезжали и без предупреждения, без повода стреляли в людей, и несколько раз попадали в детей, женщин. И разъяренным восставшим, удалось задержать нескольких из таких машин и взят агентов, снайперов МВД, СНБ в заложники. В их число добавились и милиционеры, военные пойманные поблизости. Когда начался митинг первыми выступали представители восставших и говорили о том, что их так поступить – восстать, вынудили власти, Каримов и его люди, они ненасытны, алчны, не соблюдают законов, все коррупционеры, гражданам не дают жить, 23 предпринимателя арестованные, а ныне освобожденные законопослушны, честны, чисты и успешны, помогали многим. А власти желают сами жить и жиреть, а народ пусть нищенствует, безработица, безысходность бешенствуют. После выступали освобожденные и рассказали о невыносимых условиях тюрьмы и несправедливости следствия, суда. Из числа заложников привели к трибуне Ганиджана Абдурахимова, прокурора города Андижан. Он признался, что уголовные дела 23 предпринимателей были заведены по приказу с верху и он знал, что обвиняемые невиновны. Потом выступали простые люди. Никто из выступающих не говорил, не кричал об исламе, о халифате, об акрамии, а ставили экономические, социальные, правовые вопросы –  о нищете, безработице, беззаконие, коррупции.

Но специальные войска МВД, СНБ по – плану утвержденному давно, еще в Ташкенте и руководимый в городе Андижане лично И. Каримовым, сужали кольцо вокруг центра, где происходил митинг, где немало простых людей, пришедший увидеть, услышать президента, надеялись, он вот – вот прибудет. Но вместо главы государства к ним ехали множество БТРов, военные грузовики, джипы с солдатами, офицерами для расправы с мятежниками «исламистами», «фундаменталистами», «акрамийцами». И вдруг с многих сторон на митингующих на площади Бабура, без предупреждения, без предложения мирно разойтись по домам, женщинам, детям, старикам, всем безоружным уйти из площади, хотя прекрасно видя массу детей, женщин, стариков, подростков и то, что основная масса граждан были без никакого оружия, был открыть шквальный огонь, свинцовый дождь на поражение. «Нет слов, чтобы это описать, даже на войне такого нет. Было страшно, кроваво, когда мы легли на землю, кровь текла по земле, на которой мы лежали… Мужчины говорили, что надо отпустить женщин: «Они могут нас убить, если хотят, но они должны отпустить. Берите белые платки и идите». Тем не менее, они [солдаты] даже не отреагировали на белые флаги. Даже Гитлер, немцы не стреляли, если они видели белый флаг. Но они [солдаты] стреляли. Я клянусь жизнью моих четырех детей. Это было ужасно». Это из свидетельских показаний на суде Махбубы Закировой*. Об этих ужасах говорят, пишут многие. Ещё раз обратимся к автору эпиграфа Галиме Бухарбаевой: «Находясь там на площади во время расстрела, после и даже сейчас, я не могу понять и принять такую жестокость. Я думаю о том, до какой степени надо ненавидеть и презирать людей, чтобы средь бела дня расстрелять целый город. Позже президент начал отрицать факт расстрела мирных людей, и обвинил журналистов в том, что мы все придумали или отрабатываем деньги». Подвергли массовому расстрелу людей не только на площади Бабура, а во всех прилегающих улицах, переулках, площадках, догоняли, охотились и убивали. Мне со слезами на глазах муж и жена андижанцы рассказали, что случайно увидели как солдаты обходя местности с трупами, обнаружив раненых не оказывали помощь, а добивали прикладом автомата или расстреливали. Потому трупами была завалена не только площадь Бабура, но и поблизости находящиеся улицы, переулки, площадки.

Для того чтобы сокрыть свои вопиющие преступления против человечности, И. Каримов приказал З. Алматову, или это было в плане злодейства, а тот передал и спецвойска сортировали трупы на мужчин и на детей, женщин. Тела убитых женщин, детей пытались различными путями быстрее убрать с улиц, переулков, площадей. «Очевидцы нам рассказывали, что КАМАЗы, которые собрали убитых женщин и детей, а их было довольно много, вывезли эти трупы за город и там их похоронили. Рассказывали, что тех, кто видел, как закапывают убитых, тоже убивали и закапывали. Все журналисты пытались найти эти места… Это место находилось за городом. Как позже мы узнали, называлось оно Боги Шамол»,- отмечает фотожурналист Денис Синяков**. Он видимо, воспитанный, культурный человек, пишет о том, что трупы «убитых женщин и детей… похоронили», а на самом деле то, что описано им называется, как мусор, отходы, как дохлых собак скрытно «за городом» закапали, а свидетелей тоже по – звериному уничтожили. Некоторые андижанцы утверждали, что это не единственное такое место, а есть еще несколько аналогичных мест. КАМАЗы привозили трупы, а большие ямы для них копали бульдозеры, заранее подготовленные каримовцами. Это иначе как «похоронами по – каримовски» не назовешь». Через день – два после кровавой бойни, склад трупов был обнаружен, местными жителями в школе №15. Так как оттуда пошел запах разлагающихся трупов. Уйма таких ужасных, сердце раздирающих фактов, обстоятельств, поступков. Очень много. Да, убийцы, злодеи, садисты – это не пришельцы из других планет. И они не злодеи (no evils) спускаемые «богом» как наказание людям, за непослушание. Они, к сожалению, продукты социума, где рождаются, растут, получают навыки, образование, впитывают из литературы, культуры, науки, искусства, техники близкие себе идеи, формируют интересы, устремления, определяют цель жизни. Извечный вопрос, быть человеком, или «существом с человеческим обликом» для того чтобы только иметь, обладать всего как можно больше.

В тот же день, 13 мая 2005 года вечером, российские телеканалы, радио вольны и на следующий день ряд газет сообщили о том, что в городе Андижане мятеж «исламистов», вооруженное восстание против властей, направленное против политики И. Каримова и где 871; 892 мятежников убиты. Через день – 14 мая представитель МВД Узбекистана сообщил, что погибли около 1.600 (тысячи шестьсот) человек. Об этом факте – сообщение отмечала в своем интервью и журналист Шахида Якуб, которая на второй день после кровавой бойни приехала в Андижан, и была ошеломлена увидев, что у многих двери домов открыты. У узбеков это означает, что кто то, в семье умер, и они принимают соболезнования три дня при открытых дверях***. Одни андижанцы, у которых я спрашивал о числе погибших, делали паузу, часто в их глазах появлялись слёзы и изрекали «тысячи – тысячи невинных» («минг – минг бегуноҳлар»). Двоя других более стойких андижанцев, всячески сдерживая и слёзы, и вопль души, делясь своими сокровенными мыслями, говорили, что «расстреляны минимум 5 – 6 тысяч невинных детей, подростков, женщин, стариков, мужчин – глав семей. Но для Каримова, Алматова люди ничто, им нужны только власть и деньги. Они не люди» («Камида 5 – 6 минг беайб бола, ўспирин, аёл, қария, оила тебратувчи эркаклар отилди. Каримов, Алматовга фақат хокимият ва пул керак, инсонлар эмас. Улар одам эмас»). Если память мне не изменяет, последний диалог происходил 12 или 13 мая 2007 года, в Нью-Йорке, напротив представительства ООН перед началом протестного пикета-митинга и рядом с нами стоящий Сулайман Мурадов, ученый физик, активист демоппозиции, не выдержав услышанное заплакал и неустанно через слёзы повторял «нелюди, нелюди» («одам эмас, одам эмас»). А когда мы, участники пикета-митинга завершив намеченное возле здания ООН, шли к представительству Германии, для продолжения протеста, так как эта страна председательствовала в ОБСЕ, мне позвонили из узбекской службы радио Свобода (Озодлик) и я рассказал о происходящих протестных мероприятиях в Нью-Йорке.

Каримов и его холопы, не смогли обмануть мировую общественность своим постоянным, насквозь лживым утверждением о мятеже «исламистов», «фундаменталистов», «акрамийцев». Многие в Узбекистане, Туркестане, Мире остро критично отнеслись к их кровавым деяниям. А резкое осуждение и требование срочно создать международную комиссию по расследованию кровавого расстрела безоружных людей в городе Андижан, со стороны США, стран ЕС, ОБСЕ, комитета ООН по правам человека, правозащитными организациями – HRW, Amnesty International, усилили страх тирана и его помощников перед разоблачением, и они начали в открытую фальсифицировать, резко уменьшать масштаб кровавой бойни, число убитых.  Мгновенно были забыты предыдущие заявления официальных лиц. Тиран и его приближенные как огня боялись международного расследования и прозвучавших во многих заявлениях рекомендаций о необходимости коренных политических реформ власти в Узбекистане, в направлении реальной демократизации, которое только может обеспечить не повторение подобных трагедий, улучшить ситуацию соблюдения правительством, международных норм и требований по правам, свободам граждан.

Изложенное выявляет, что массовый расстрел людей, топтание людских прав, свобод, это тягчайшее преступление, совершенное И. Каримовым и его приближенными. «Профессиональное массовое убийство» – геноцид мирно митингующих, протестующих против нищеты, попрания прав, свобод граждан, повсеместной коррупции, милицейского, эсэнбешного (СНБ), прокурорско-судебного произвола, бездушья властей в городе Андижане, имеющий общенациональную трагическую значимость преступление, против человечности. Это организованное массовое убийство, истребление огромного количества – детей, подростков, женщин, стариков и безоружных мужчин, глав семей, созванных со стороны представителей официальных органов для встречи с главой государства. Срок давности организованному массовому убийству – геноциду не распространяется. По сей день сохраняется необходимость международного расследования геноцида людей в городе Андижане, Узбекистане, под эгидой ООН, ОБСЕ, международного Гаагского суда. Нам нужно бить в колокол – будить заснувших и напоминать забывчивым о том, что преступления против человечности не имеют срока давности.

Примечания

*Махбуба Закирова. Было страшно, кровь текла по земле. Мы бежали, бежали и бежали.

http://www.fergananews.com/articles/8537

** Денис Синяков. Андижан так и остался для меня самой жуткой командировкой.

http://www.fergananews.com/articles/8536

*** Шахида Якуб. Я приехала в Андижан через два после расстрела

https://www.youtube.com/watch?v=hLPvrHLDoSc

13 мая 2020 года

%d bloggers like this: