Абдуфаттах Маннапов

ЛУННЫЙ СЕРЕБРИСТЫЙ ЗИМНИЙ СВЕТ

(К ДВАДЦАТИЛЕТИЮ МОСКОВСКИХ ТРАГИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ)

                                                                                                                                                       (Продолжение, вторая часть)

ПОКУШЕНИЕ НА ЖИЗНЬ 

Лунный серебристый зимний свет незаметно, постепенно растворился в лучах наступившего утро, 2 января 1998 года. Я с Мадамином Нарзикуловым и его супругой попрощался и обещал вечером с кем – то из наших общих друзей, кто желает по дежурит у постели больного прейти. Когда вышел из больницы и пошел по заснеженной дороге к автобусной остановке, меня охватил тягостное ощущение, досады, печали о предстоящей кончине – человека взвешенного, здравомыслящего, который всеми возможными способами пытался улучшит положение дел с правами человека в Узбекистане, Туркменистане, Таджикистане. Ночное дежурство возле тяжело больного, разговоры с ним, с его супругой, врачом и медсестрой ощутимо выявили хрупкость, зыбкость человеческого бытия, быстротечность жизни. И извечное противостояние добра и зла, волю личностей к свободе, отстаиванию прав и желание   тиранов, волю их растоптать, самих уничтожить, а народные массы держать во лжи, в кандалах бесправия, суеверия, насилия, грабежа, нищеты. Постоял некоторое время на остановке, не было автобуса. Поэтому пешком, укороченным путем, через квартал направился на станцию метро Автозаводская. Прошёл метров сто, сто пятьдесят и вдруг двоя неизвестных сзади, металлической трубой или нечто подобным начали жестоко дубасить меня. Я инстинктивно убегал, падал и вставал, опять убегал, они догоняя продолжили бить и также натравили на меня собаку. Преступники действовали молча и жестоко. В какой – то миг, от боли, напряжения, мне показалось, что проваливаюсь куда-то, перестал что – либо ощущать. Звериное избиение и потеря крови отключили меня, и я некоторое время бессознательном, окровавленном виде пролежал на снегу. Придя в себя, ели поднялся и используя снег помыл руки и лицо, попытался очистить кровоточащие висок, нос, ноги и нашел валявшихся на улице свою папку и меховую шапку. Проверил карманы и кошелек. Преступники не взяли полторы тысячи ($1500) долларов, другие деньги и документы находящийся там. Это указывал не на грабёж, а на политический характер покушения. Вокруг не было никого. Снегом были покрыты тротуары и дорога. Наверно, преступники решили, что выполнили задачу –  убили меня и быстро сбежали.  

С трудом вернулся обратно, на большую дорогу и остановил такси, водителю сказал, что мне нужно попасть – Большой Головин переулок, дом 22, строение 1, который расположен в поблизости станции метро Сухаревская. Я сел в машину, когда она поехала, то осознал, что предметы не вижу чётко, отчетливо, то есть они зрительно расплывались, по всему телу чувствовалась боль и тяжесть. Водитель, несколько раз спрашивал меня, всё ли у меня в порядке? Видимо, по причине моего ужасного, по синевшего, по бледневшего лица. Когда под ехали к зданию МХГ, я расплатился и выйдя из машины направился к воротам, и тут почувствовал, в ногах адскую боль и то, что они не держат меня. Уронив папку вцепился, в железные ворота. Охранники хорошо знали меня и всех сотрудников нашего Общество. И увидев моё состояние через видеокамеру, они оба быстро спустились и с двух сторон поддерживая помогли мне подняться на второй этаж, где находился офис нашего Общество. Я отдал тысячу пятьсот ($1500) долларов Сергею Ивановичу – старшему охраннику, долг М. Нарзикулова и вкратце рассказал о покушение на меня. [Л. М. Алексеева Узбекские политэмигранты преследуются в России. – Журнал: «Защита прав и свобод человека», №7, февраль 2000 года, Иркутск-Москва, с.11; Нападение на узбекского правозащитника. – Газета: «Экспресс-Хроника», (правозащитный еженедельник), от 4 января 1998 г., с.1; И. Изопескова Охота на узбекских оппозиционеров продолжается. Но уже в Москве. – «Общая газета», от 15-21 октября 1999 года, №41(271), с.5] И попросил их позвонить друзьям, сотрудникам. Если мне память не изменяет, первым примчался Виктор Кучериненко, чуть позже другие. Позвонили в скорую помощь, она быстро приехала и забрала меня в больницу Склифосовского. Со мной поехали Виктор и наш юрист.

В приемной больницы, доктор осмотрел меня и по просил рассказать о случившемся. Я       рассказал. Потом перевели меня в операционную, где главный доктор и медсестра оказали мне – от головы до ног, все возможную медицинскую помощь. Доктор сказал, что его зовут Иванов (имя – отчество не помню), медсестру зовут Лена, что у нее легкая рука. Она была красивой и действительно делала множество уколов, относительно безболезненно и очищала, мазала, перевязывала раны. Медсестра так же перевязала голову, рёбра.  Доктор одновременно задавал вопросы, кто я по профессии, почему преступники совершили покушение на мою жизнь? Я рассказал о том, кем являюсь, чем занимаюсь и о моем желание, чтобы узбеки, узбекистанцы жили как в свободных странах. США, Германия, Япония, Франция слишком большие, могущественные демократические страны. Видимо, для Узбекистана по размерам, возможностям, числу населения больше подошло бы жизнь как в Канаде, Южной Корее, Скандинавских странах. Но главное, чтобы в стране соблюдались права человека, Конституция, сменяемость всех выборных должностных лиц, основанные на реальные рыночные и демократические отношения. Без коррупции, репрессий, произвола тирана Каримова и его подручных. Услышав все это доктор, улыбнулся и сказал, «губа не дура, мы русские тоже хотим так жить». Только позже я понял, что доктор в операционной специально задавая вопросы, умело отвлекал меня от боли. В следующий день или через день, уже лечащий врач, заменил временный гипс на правой ноге и правой руке на постоянный.

Если мне память не изменяет, два дня спустя 5 января 1998 года, пришли несколько друзей и сотрудников, Виктор и Елена Кучериненко, Андрей Цюрупа и другие с выражением какой – то растерянности, печали. Я им говорю, что случилось, они некоторое время помолчали. После Виктор, ели слышно заявил, что вчера ночью не стало Мадамина  Нарзикулова – настоящего человека потеряли семья и друзья. Наверно, не без участия каримовских спецслужб, ему же было только 59, до злополучной поездки в Ташкент, он был в отличной физической форме. Печаль, слезы присутствующих перемешалось с вопросом как теперь помочь, оказать поддержку супруге и детям умершего. Тяжелое состояние моего здоровья исключал возможность участия в церемонии прощания с усопшим. Как мне позже сообщили, в прошедшем через несколько дней церемонии прощания с Мадамином Нарзикуловым и отправке его тело в Ташкент, участвовали его жена, Людмила Алексеева и ряд других сотрудников МХГ, Виктор и Елена Кучериненко  (Мемориал), Михаил Алексеев, Андрей Цюрупа (Правозащитная сеть), Александр Ткаченко (Русский Пен-центр), Авды Кулиев (Туркменистан), Джумамурад Киясов, Шухрат Ахмедов, Ашир Иолиев (Общество) и др.

Некоторое время спустя, когда по моей просьбе мои друзья и моя суженная организовали чаепитье для медперсонала. Я поблагодарил, доктора Иванова, оказавшего первым мне помощь. Он сказал, что я получил сотрясение головы, переломы правой руки, правой  ноги, трещины рёбер, много численные раны, ссадины, укусы собаки, а также потерял много крови, а благодарить нужно не его, а зиму, холод, снег и впредь быть осторожным. Если бы это случилось, в другое время года, итог мог быть непоправимым для   вас, подчеркнул он.  Мой лечащий врач говорил, что мне нужно 2 месяца находясь в больнице, чтобы поправится. Но я быстро начал выздоравливать, так как внутренне   осознавал сложную ситуацию относительно нашего Общество, в связи со смертью председателя. В госпитализации, лечение М. Нарзикулова и моем выздоровление помогли поддержка Л. М. Алексеевой, Е. Г. Боннера, Л. И. Богораза, С. А. Ковалева, В. В. Борщева, Г. В. Старовойтовой, Л. А. Понамарева, Х.  Картнера, Р. Денбэра,  Д. Лохмана, А. Петрова, А. М. Любославского, С. С. Печуро, А. Ткаченко, В. А.  Кучериненко и др.

ПРЕСЛЕДОВАНИЯ НЕ ОСТАНОВИЛИ НАС   

Уговорил, упросил врачей выписать меня через две недели, когда мне с правой руки сняли гипс, но правая нога оставался в гипсе. Лечащий врач обязал меня, две недели находится дома и там продолжить лечение – принимать таблетки, заниматься лечебной гимнастикой и нигде кроме больницы Склифосовского не снимать гипс на ноге, а для этого принести направление с местной поликлиники, где я был прописан, в Калужской    области. Последующем я это сделал. Любопытно было то, что я выписался из больницы и достаточно длительное время ходил, используя трость – палку, на левой ноге имея нормальную зимнею ботинку, а правой ноге как будь – то валенки, на самом деле забинтованный гипс, в огромной калоше. За этот показатель подлого и жестокого покушения, друзья шутили, называя меня фронтовиком. А я отшучивался говоря, преступники ошиблись с адресом, просто они не знали, что я гражданин России, ранее был гражданином СССР, никогда не был гражданином Узбекистана. Друзья отвечали, что им чихать на твое гражданство, но раскрытие сути каримовского «земного рая» чревато большими опасностями, откуда трудоспособные, молодые люди убегают как от зачумленного места. Не забывай, не полагается подвергать сомнению благость каримовского «земного рая». В каждой шутке, есть доля истины. До сих пор помню, выйдя из больницы несмотря на предписания доктора о необходимости еще минимум две недели находится дома и продолжить там лечение, прямо направился на работу. Забиравшие меня друзья и моя суженная пошли со мной в наш офис. Нужно было эффективно реализовать совместный с МХГ проект по оказанию правозащитной и просветительской помощи трудовым мигрантам из стран Центральной Азии и Кавказа. Тогда в Москве, Московской области и близких к столице областях все больше увеличивалось количество трудовых мигрантов – узбеков, таджиков, киргизов, азербайджанцев, дагестанцев и др.

 

Слева, Александр Любославский – легендарный правозащитник, главный редактор журнала «Защита прав и свобод человека», в середине Абдуфаттах Маннапов, справа, старейший диссидент Хамид Расулов, в пикете протеста против репрессий, беззакония, коррупции каримовской тирании и с требованием освобождения политзаключенных, соблюдения Конституции, законов, возле посольства Узбекистана, г. Москва, 1998 г.   

Многие из трудовых мигрантов плохо ориентировались, в сложных отношениях мигранта с работодателями, миграционными органами, милицией. Больших стройках, рынках, разных производственных предприятиях, компаниях, районных, местных службах озеленения и очистки все более увеличивалось их число. Поэтому сотрудники Общество и участники проекта из МХГ проводили ежедневный прием и каждую неделя обходили места, где работали, собирались трудовые мигранты и раздавали брошюры «Права трудовых мигрантов» (сборник извлечений из законов, правил и правовые рекомендации) и бизнес карты нашей приемной, МХГ, Общество. Эти наши брошюры и бизнес карты трудовые мигранты передавали друзьям, знакомым, сослуживцам и переписывая содержащиеся там данные распространяли их. Поэтому звонки и обращения о помощи поступали со многих мест и приходилось ездит не только по Москве, но и в города, села Московской, Калужской, Ростовской и других областей. Я был приглашен и 18 ноября 1998 г. участвовал, организованном Советом Европы и МИД России, международном круглом столе: «Интеграция в общество мигрантов и национальных меньшинств» и выступил по теме: «О проблемах центрально-азиатских мигрантов”. Текст выступления был включен и опубликован в сборнике «Миграция в СНГ» и в ряде узбекских оппозиционных изданиях.

Вечером 31 июля 1998 года, гражданин России, член «Бирлика», Бахром  Хамроев был задержан и избить, в подмосковном посёлке Сгонники, милиционерами по расовым, шовинистическим мотивам. Наше Общество незамедлительно направило общественного защитника с Б. Хамроевым на место происшествия и РОВД.  Выяснилось, что среди избивавших двоя были в милицейской форме и один в гражданской одежде. Они били потерпевшего, грозились повесить его и кричали: «Черных здесь не будет». Общественный защитник помог подготовить заявление в милицию от имени потерпевшего, в больнице получить справку о побоях и с трудом зарегистрировать заявление. Я написал заявление от имени нашего Общество «Цвет кожи причина избиения гражданина России подмосковными милиционерами» и направил районный, областной ОВД и МВД России, а также СМИ, международным и российским правозащитным организациям, посольствам демократических стран. Мы также добились показа сюжета об этом преступном факте, 5 августа по НТВ в программе «Сегоднячко». Как говорится в народе, «ворон, ворону глаз не клюет», начальники в РОВД всячески тянули с проведением следственных действий и не дали довести дело до суда. Преступный и бесчеловечный случай, приведенный высвечивает на какой уровень беззакония, ксенофобии, расизма, шовинизма докатились некоторые сотрудники российских правоохранительных органов, которые «показывая образцовые действия» как разбираться с «черными», тянули туда же и Россию. Много лет позже человечно, сердечно и искренне о таком отношение написала профессор Елена Волкова: «Нравы-то общие: разделяй и бей. По одним бандитским законам жили и живем. Главное, чтобы наш пахан был сильнее «ихнего». А в войне с «черными» наш однозначно сильнее, он из Кремля нас поддержит, поэтому бить не только приятно, но и безопасно». [Её. Салам    алейкум! http://grani.ru/blogs/free/entries/220110.html]

Алибой Йуляхшиев, член Самаркандского отделения «Бирлик», когда бывал в Москве в основном околачивался в Исламском конгрессе России. 3 ноября 1998 года в Москве, в квартире, уборщицы этой организации, где он проживал был арестован. Об этом и о том, что ему инкриминируется уголовное дело по ст. 158 УК Узбекистана – «посягательство на президента Узбекистана», нам стало известно восемь дней спустя. Я написал обращение о недопустимости его экстрадиции, с требованием немедленного его освобождения «Преследования узбекских политических эмигрантов в Москве продолжаются» и направил в СМИ, правозащитные организации, посольства демократических стран, руководителям 13 ОВД г. Москвы, ГУВД г. Москвы, МВД и Генпрокуратуру России. Но против Йуляхшиева, со всех сторон ополчились различные группы оппозиционеров. Они были не согласны с моей поддержкой и оценкой деятельности Йуляхшиева, содержащийся в обращение. Первым ко мне позвонил Абдуманноп, чуть позже Абдурахим и оба талдычили о том, что давно Йуляхшиев, самоустранился от «Бирлика», вообще от оппозиционной деятельности, занимается привозом товаров из Турции в Киев, столицу Украины и их продажей.  Представители «Эрк» выразили недоверие к нему. Московские узбеки во главе Хамидом Расуловым, старейшим диссидентом, обвиняли Йуляхшиева в предательстве и связи с «конторой». Доказательством этого они считали, хамелеонство Йуляхшиева в работе Зарубежного Рабочего Комитета «Бирлик» (1993 г.), Конференции активистов «Бирлика» (1995 г.) и его частые посещения Посольство Узбекистана в Москве. Приходилось мне им неоднократно объяснять, что человек в беде, в заключение, нужно его вытащить, только после можете с ним разбираться. [М. Эшонқулова Миллат учун қайғуришми бу, ёки ичи қораликнинг қабиҳ кўринишими? (Нега бир домла, иккинчисини ит юрак деган?) http://birdamlik.info/blog/2013/12/21/B7-85/#more-30820  С. Самарқандий Режим малайлари. http://yangidunyo.com/?p=8496] Организовал письма о недопустимости экстрадиции А.  Йуляхшиева в Узбекистан к Генпрокурору РФ И. Скуратову от депутата Госдумы В. Игрунова и президента Международной Хельсинской Федерации Л.М. Алексеевой.  Перевел с узбекского, на русский язык материалы относящиеся к этому делу и с разъяснительной запиской отнес в прокуратуру. В журнале «Новое время» от 20 декабря 1998 года была опубликована моя статья «Фабрика угроз», в газете «Экспресс-хроника» (правозащитный еженедельник), вышли две мои заметки «В России арестован узбекский диссидент А. Йуляхшиев» от 16 ноября 1998 г. и «А. Йуляхшиев Узбекистану выдан не будет» от 14 декабря 1998 г. О недопустимости его экстрадиции, беседовал с корреспондентом Радио Свобода, Голос Америки, Би – Би – Си, Радио Россия и др. Удалось вызволить А. Йуляхшиева. По сообщению прокуратуры, власти Узбекистана отказались от своего требования его выдачи. Это сообщение еще больше углубил недоверие к нему оппозиционеров.

Чуть ранее выше описанного инцидента, 2 сентября 1998 года в городе Софии, столице Болгарии, был арестован Вахид Паттаев – известный общественный деятель Узбекистана, бывший депутат парламента республики. Его успешного бизнесмена, задержали сотрудники правоохранительных органов Болгарии в связи с требованием властей Узбекистана о его выдаче. Видимо, здесь свою роль сыграл и августовский визит в Болгарию тирана Каримова. В. Паттаев, в период горбачевской оттепели руководил Наманганским заводом машиностроения и был активным сторонником демократических и рыночных реформ. Когда нагрянули репрессии против деятелей, активистов и членов оппозиции, он выступил против этих противоправных действий СНБ (КГБ), МВД. В частности, он в апреле 1992 года поддержал забастовку рабочих и служащих Наманганского завода машиностроения с требованием к Каримову, прекратить репрессии против оппозиции. В связи с этими обстоятельствами попал в немилость тирана и 1993 году был вынужден эмигрировать из страны. Его задержание в Софии, еще раз продемонстрировал всему миру мстительность, репрессивность, подлость Каримова и выполняющего все его противозаконные «капризы» судебных, карательные органов Узбекистана. Написал и распространил обращение «Выдача Вахида Паттаева правительству Узбекистана – будет означать игнорирование властями Болгарии норм демократии и прав человека». Написал   письмо и отправил Петру Стоянову, президенту Болгарии о том, что Узбекистан благодаря репрессивной политики Каримова, превращен в одиозную страну в сфере соблюдения прав человека и норм демократии. Каримов, основной целью своей политики определил не борьбу с нищетой, бедностью, безработицей, а искоренение инакомыслия.  Наиболее распространенными формами репрессий являются фабрикации уголовных дел. И уголовное дело, заведенное против В. Паттаева, сфабрикована. Выдача его властям Узбекистан на основе этого дела будет означать реальную угрозу его жизни.

При господстве тирании в Узбекистане невозможны беспристрастное следствие и судебное разбирательства. Само по себе требование его выдачи подтверждает цинизм и правовой беспредел царящий в коридорах власти страны. Общество осуждает попытки властей Узбекистана добиться выдачи Вахида Паттаева и призывает президента Болгарии, учитывая отмеченные выше обстоятельства, содействовать отказу запросу о выдаче и незамедлительному освобождению его на свободу. Подготовил Папку с материалами о государственном терроре Каримова против демократической оппозиции в Узбекистане и за рубежом, а также копию письма Петру Стоянову, президенту Болгарии и отнес секретарю посольства Болгарии в России, рассказал ему о систематическом нарушение прав и свобод человека, Конституции, законов, о пытках, истязаниях, убийствах ставшими нормой работы СНБ (КГБ), МВД и др. карательных органов Узбекистана. Поддерживал тесную связь с адвокатом Паттаева и передавал ему копию документов, всю информацию о наших действиях. О нелегкой жизни узбекских демократов, об аресте В. Паттаева и недопустимости его экстрадиции, беседовал с корреспондентом Болгарского Радио Чавгаром Стефановым, Голос Америки – Раъно Хабиб, Би – Би – Си Темуром и др. Суд в Софии отклонил требование властей Узбекистана о выдаче Вахида Паттаева и освободил его. Это явилось победой узбекской демократической оппозиции, правозащитников,      многострадального узбекского народа и пощечиной по лицу тирана Каримова.

Преследования проживающих в Москве, Авды Кулиева, лидера туркменской демоппозиции, Мухаммада Бердиева, историка, внештатного корреспондентом туркменской службы Радио Свобода и Искандара Хатлони, корреспондента таджикской службы Радио Свобода были проявлением нетерпимости к критике, правдивому слову, гласности, нежелание соблюдать права человека со стороны диктаторов – Ниязова, Рахманова. Мною по каждрму случаю провокаций против Авды Кулиева, Мухаммада Бердиева, Искандара Хатлони и др. были написаны призывы – обращения с разъяснением попыток диктаторских режимов заткнут рот оппозиционеров, дающих огласку вопиющих фактов нарушений прав и свобод человека и организованы акции протеста – пикеты возле посольств Туркменистана и Таджикистана. Мы также были деятельными участниками в общероссийском правозащитном, журналистском движение за освобождение незаконно арестованного журналиста – эколога Григория Пасько. Сотрудники, активисты нашего Общество принимали непосредственное и деятельное участие в международной и общероссийской компании за прекращение войны в Чечне и за вывод российских войск из этой многострадальной республики.

Пикет с требованием остановить войну в Республике Ичкерия – Чечне, организованный Комитетом мир Чечне, НДП «Ватан», на площади Лубянка, не далеко от здания ФСБ (КГБ) в г. Москве, России. 2 июня 2002 года, за день до моего отъезда в США.

О положение дел с соблюдением прав и свобод человека в Узбекистане, Туркменистане и Таджикистане – 30 сентября 1998 года беседовал с Мареком Новицким (Польша) и 12 октября с. г. с Мартином Хорвицем (США) и ответил на их вопросы, а также передал им подготовленные Обществом материалы. 21 октября 1998 года участвовал в съемках голландского телевидения, возглавляемого Петром д’Амкуром о ситуации с соблюдением прав человека и норм демократии в Туркменистане и других странах Туркестана. Где в контексте изложения массовых нарушений прав и свобод человека, объяснил антинаучность, абсолютную несостоятельность, используемое тиранами и их холопами мифа о специфике менталитета – неготовности к демократии, правовой самоорганизации народов этих стран.

ЧТО ДЕЛАТЬ? 

После смерти Мадамина Нарзикулова, представители международных и российских правозащитных организаций – HRW, Amnesty International, Union of Councils, МХГ, Мемориал, Правозащитная сеть – неоднократно ставили вопрос о возможном его   отравление, но я, помня свое обещание умершему, молчал, не говорил ни да, ни нет. В некоторых узбекских оппозиционных изданиях также высказывалось предположение о его отравление. В принципе, его смерть была странной, до сих пор вызывающий много вопросов трагическим событием. И синхронность с этим другого трагического события – покушения на мою жизнь, продемонстрировал желание кое – кого избавится от нас, навсегда заткнуть нам рот, навсегда отнять возможность писать и разоблачать преступления – беспредел тиранов.  Спокойное, упорное и настойчивое осуществление правозащитной работы, реализация важных для жителей Узбекистана, Туркменистана, Таджикистана мониторинга ситуации с правами человека и огласка нарушений этих прав и норм демократии, поддержка правозащитников этих стран нашим Обществом, раздражал диктаторов – Каримова, Ниязова, Рахманова. По неимоверной жестокости,       дьявольской подлости Ниязов, Рахманов, шли позади Каримова. Именно по их приказам, спецслужбы вели не объявленную войну против Общество, Нарзикулова, меня и других сотрудников, активистов. Агенты СНБ и прочих карательных служб, лизоблюды тираний – подлюги, мерзавцы, гады, скрывающиеся под масками «оппозиционера», «патриота» не скрывали свою радость и в адрес умершего продолжали кидать камни. Все это проявляет страх тиранов, их холопов перед простым оглашением фактов, нарушений прав человека и норм демократии, которые могут подорвать их ложный имидж как сохранителей стабильности и борцов с терроризмом. Так как они сами,  удержать узурпированную им власть, без государственного террора, не могут.

Минуло двадцать лет после описанных московских трагических событий. Ныне  Узбекистан находится на историческом перепутье. Одаривающий людей надеждой, попытки реформ президента Шавката Мирзиёева, несмотря на его энергичные и волевые усилия, к сожалению, пока исчезают как вода, пролитая в песок. Первая причина этому то, что в Узбекистане и за рубежом имеются серьезные силы, заинтересованные в сохранение тирании. И они не сидят сложа руки, а противятся реформам. Вторая причина то, что Ш. Мирзиёев пытается одновременно сидеть на двух стульях, что практически невозможно. С одной стороны, он раскритиковал все сферы, созданные тираном, уволил Р. Иноятова – председателя Службы Национальной Безопасности (СНБ), правой руки тирана в осуществление государственного террора против узбекистанцев и публично разгромил эту службу, пыточную деятельность ее сравнив с периодом репрессий 37 года** и говорил о необходимости реформ. Другой близкий помощник тирана по государственному террору, бывший генпрокурор Р. Кадыров и ряд других бывших высокопоставленных чиновников этого карательного органа арестованы. Постепенно выходят на свободу много летные политзаключенные. Все это позитивные процессы, по существу, направленные на слом каримовской тирании.

Но с другой стороны,  Ш. Мирзиёев насаждает культ тирана, не ставя вопросы  –  благодаря кому, индустриально-аграрный, самодостаточный Узбекистан, превратился в отсталую, примитивно-сырьевую страну, кто убил индустрию, экономику страны, почему до сих пор нет нормальных рыночных отношений, кто довел народ до массовой безработицы, нищеты, бесправия, сколько тиран наворовал и вывез за рубеж золото и валюты, какие преступления против нации и человечности совершил, почему преступные  методы тирана – унижение достоинства, оскорбление, ругань нижестоящих по должности, простых  граждан, порой рукоприкладство по отношению к ним, до сих пор сохраняются в деятельности чиновников, не получая должного отпора? «Демократия в Республике Узбекистан базируется на общечеловеческих принципах, согласно которым высшей ценностью является человек, его жизнь, свобода, честь, достоинство и другие неотъемлемые права.  Демократические права и свободы защищаются Конституцией и законами»,*** – это положение основного закона, должен неукоснительно выполнятся всеми должностными лицами. Не уж то и теперь, несмотря на то, что тиран давно сгинул,    продолжается вытирание подошвы своей обуви на Конституцию Республики Узбекистан? Или до сих пор некоторым должностным лицам не понятно глубинное, системообразующее значение для республики тезиса – Человек является Высшей Ценностью? Таким должностным лицам не место в руководстве страны, областей, городов, районов, посёлков, сёл, так как Узбекистан не эмират, не ханство, а без малого сто лет республика!

Ш. Мирзиёев говорит о верховенстве законов, важности соблюдения их всеми.  Но пока президентские призывы остаются на словах, на бумаге. Для претворения их в жизнь нужен полный демонтаж тирании, искоренение преступных методов тирана, переход на путь создания правового государства в Узбекистане. Это может открыть реальную возможность реформ, достойной, благополучной жизни для всех узбекистанцев, не только для кучки ненасытных. Двадцать лет тому назад выступая на круглом столе в Сахаровском Центре Москвы, автор этой статьи говорил: «Живущим в Москве, может быть, кажется, что Центральная Азия, Узбекистан далеки от Москвы, Прибалтики, от Европы… Но мы не считаем себя далекими от вас, мы хотим интегрироваться в западный цивилизованный мир»****. Это было и есть не только желание автора, а многих истинных и отважных интеллигентов Узбекистана и Туркестана, независимо от того, где они живут. На верховенстве права – приоритете законности базируются независимость Исполнительной, Законодательной, Судебной власти, свобода СМИ, рыночные, демократические отношения и благополучная, достойная жизнь граждан во всех цивилизованных, процветающих странах мира. Это не теоретическое утверждение, а свидетельство автора этих строк, почти шестнадцать лет живущего в США и как гражданин этой страны, непосредственно вовлеченного во многие сферы цивилизованного, демократического, процветающего существования. В США и других цивилизованных странах нет мелочного вмешательства, опеки руководства. Все руководители считаются с жителями – людьми – гражданами, ибо они избирают их от высшего, первого до самого маленького, местного должностного лица. Граждане сами организуются, никто им не указывает как это делать. Основным указателями выступают желание, необходимость, воззрения или интерес каждого гражданина, семьи, общины.

Прошёл двадцать лет с тех московских трагических событий. В стране или за рубежом, деятельность узбекских правозащитников, демократических оппозиционеров, независимых журналистов, совестливых управленцев и бизнесменов, нацелено на то, чтобы и Узбекистан поднялся на уровень цивилизованных, процветающих стран, где люди полностью и навсегда выбросили страх, произвол властей в мусоропровод истории, обрели верховенство прав и приоритет законности, возможность свободно самих себя и свою жизнь организовывать. Рыночные отношения без произвола, коррупции может стать важным компонентом этой самоорганизации. Где бы отсутствовал фальшь – лживость, показуха во всем, СМИ стали свободными. Где бы руководителей сёл, посёлков, районов, городов, областей не назначали, а на альтернативной основе выбирали. Нет времени ждать, что в ком-то из местных, районных, городских, областных или отраслевых руководителей вдруг проснется милосердие и совесть. Все отмеченное может стать жизненной реальностью, если только узбекский народ проявит активность – писать в приемную президента, если Ш. Мирзиёев посетить ваш город, район или село идти на встрече с ним и открыто во–все услышанные заявить о своих проблемах и вручить написанное вами заявление или обращение, мирно, спокойно выходить на пикеты, митинги с требованием соблюдения Конституции и законов. Сбои в обеспечение электроэнергией, газом, углём, чистой водой – позор для всего руководства! Многолетнего помощника тирана в проведение государственного террора против нации, генерала Закира Алматова место, не в советниках, а пожизненно в нарах! Без согласия жителей, произвольное снесение домов – преступление! Только ненасильственная, смелая, умная активность жителей сёл, посёлков, районов, городов, областей, столицы сможет явится важным фактором восстановления высокой, конституционной роли человека – гражданина в системе ценностей социума, предпосылкой становления не показушного, а подлинного гражданского общества в Узбекистане. Тогда и не малые жертвы, принесенные правозащитниками, демократическими оппозиционерами, и их тяготы борьбы, в их числе и смерть Мадамина Нарзикулова, не легкая жизнь других личностей, посвятивших себя отстаиванию растоптанных прав, свобод граждан, утверждению демократических ценностей, обретут для всей страны, подлинно гуманистический – очеловечивающий смысл, реальную историческую значимость.

Абдуфаттах Маннапов, США

28.02.2018

 

Примечания и литература:

*Фотография: Абдуфаттах Маннапов со своей суженной, г. Москва, зима 2000 г.

** Мирзиёев МХХ фаолиятини 37-йилдаги қатағонга қиёслади (ВИДЕО)

https://www.ozodlik.org/a/prezident-miziyoyev-mxx-haqida/29045256.html

Мирзиëев МХХнинг уч генерали ва ўнлаб зобитини ишдан олди

https://www.ozodlik.org/a/mxx-rustam-inoyatov-qiziriq/29029451.html

Жаҳонгир Маматов: МХХ раиси ўзгарди. “Идора”нинг ўзи ҳам ўзгарадими? (на узбекском языке) https://www.ozodlik.org/a/ozodnazar/29009830.html Яна унинг: “У Каримовни

қутқазиб, ҳал қилувчи рол ўйнаганди?” (на узбекском языке)

https://www.ozodlik.org/a/ozodnazar-jahongir-muhammad/29057135.html

*** Конституция Республики Узбекистан. Ташкент, 2011, Глава II. Народовластие,

статья 13

**** Абдуфаттах Маннапов Языковая политика как показатель соблюдения прав человека. – Российские немцы. Политика, Культура, Образование. Информационная бюллетень Международного Союза российских немцев. №4, Москва, 1998, с. 67

 

Advertisements

About TURONZAMIN

supporter of democracy
This entry was posted in 3.RUSSKIY. Bookmark the permalink.