Абдуфаттах Маннапов:

kucherenkoОСТАНОВИЛОСЬ БЛАГОРОДНОЕ СЕРДЦЕ
В. А. Кучериненко – правозащитник, ученый, гуманист

Вечером 4 – сентября с. г. в Москве 68 – году жизни скончался Виктор Александрович Кучериненко, известный правозащитник, ученый, гуманист. Рассеянные повсюду в российских городах и областях горести, попрание прав и свобод человека в прошлом и настоящем являлись для него лишь постоянным поводом творить добро.
Виктор, по специальности морской геофизик, гравиметрист – по аномалиям гравитационного и магнитного полей определяющий состав парод земной коры и верхней мантии Земли. В том числе на морях и океанах. Он кандидат физико-математических наук, двадцать четыре года, проработал в Академии наук, в Институте физики Земли. Его смерть это невосполнимая утрата для сыновей, родных, друзей и всех кто его знал, общался с ним, уважал и ценил его.
Его отец и мать, приехав из Украины, учились в Московском автодорожном институте, а после окончания учебы, по направлению поехали в Монголию и строили дороги. Позже они вернулись к родным, и Виктор родился, в украинском городе Виннице и когда ему исполнилось девять месяцев, родители переехали в Москву и он, будучи младенцем, стал жителем столицы. Его родители были необыкновенно одарёнными людьми. В семье царило атмосфера доброты и увлеченность наукой, литературой и туризмом. В этой чудесной атмосфере росли и воспитывались Виктор и его младшая сестра Ирина, ставшими образованными и отзывчивыми людьми.

Успешно завершив учебу в школе, он поступил учиться в геологический факультет Московского Государственного Университета. «Дух, атмосфера шестидесятников царила в МГУ, и тон всему этому задавал ректор И. Г. Петровский, который был беспартийным»,- вспоминал Виктор. Немалая часть студентов, да и некоторые преподаватели весьма критично, относились происходящему в СССР и в социалистическом лагере, так как не могли принять жестокость, несвободу, преследования инакомыслящих, ложь, бродившую от полосы на полосу газет, журналов, искажение сути событий руководством страны. «В Университете пели все. И проходили незабываемые вечера, где пели Окуджава, Ким, Визбор, Ада Якушева, Новелла Матвеева, Никитин и др. Мы пели песни Галича «Уходят друзья», «Старательный вальсок», «Облака», «Губы окаянные», «Стаканчики граненные» и др. Городницкого «От злой тоски не матерись», «Кожаные куртки брошенные в угол», «Перекаты», «Снег» и др.» – рассказывал он. КПСС постепенно утрачивал свою духовную, идейную монополию, что подтачивал, разрушал тоталитарный политический фундамент советской системы.

В 1972 году Виктор женился на своей однокласснице Елене, выпускнице Бауманского Высшего Технического Училище, она родила ему двух замечательных сыновей – Ярослава и Антона. В 1987 году на Пушкинской площади Виктор познакомился с Олегом Орловым, который собирал подписи с требованием возвести памятник жертвам репрессий сталинского периода в Москве. И через несколько дней, он сам на Речном вокзале начал собирать подписи с таким же требованием. Осенью 1988 года, он активно участвовал в созыве и проведение предварительной конференции «Мемориала» в Доме Кино. И чуть позже Учредительной конференции «Мемориала», которая состоялось 28-30 января 1989 году во Дворце Культуры МАИ.

Это был крупным политическим достижением демократически настроенной интеллигенции. Наметились две основных направлений в деятельности «Мемориала»: Первое направление, историко-архивная и просветительская деятельность, связанное с изучением и обнародованием фактов политических репрессий. Второе направление, правозащитная деятельность, включающая в себя отстаивание прав и свобод человека. Он принял деятельное участие и в открытие Соловецкого Камня, на Лубянской площади, в памяти жертвам политических репрессий в СССР, 30 – октября 1990 года. Он много лет был членом Правления Международного “Мемориала”

Виктор с самого начало в «Мемориале» вел работу по связи с регионами, по оказанию им поддержки в организации историко-архивной, просветительской и правозащитной деятельности. Если он как морской геофизик, гравиметрист участвовал в пятнадцати экспедициях и побывал во многих интересных местах суши, морей и океанов земного шара, то в качестве правозащитника, он изъездил почти всю Россию и посетил некоторые постсоветские независимые республики. Он так же поддерживал правозащитную связь с национальными общинами – российских немцев, крымских татар, мордов, казахов, турок-месхетинцев Москвы.

Он был человеком исключительно одаренным, обладавшим обширными знаниями и разнообразными интересами. Мне посчастливилось, познакомиться с ним осеню 1988 года, на научной конференции, проходившей в Институте философии АН СССР, где обсуждался тема: «Этнос, язык, культура». Постановка темы и подход к рассмотрению ее были в духе перестройки и гласности. Почти каждый год я приезжал в Москву на конференции или на симпозиумы и всегда звонил ему, и если он не в отъезде, мы встречались. Наше знакомство постепенно переросла в дружбу. Мне он рассказывал о правозащитных новостях Москвы и России, а я ему о проблемах демократизации и организации правозащитного движения в Узбекистане. Он знал, что И. Каримов встал, на путь уничтожения достижений перестройки, ростков демократии, гражданского общества и запретил деятельность движения «Бирлик» (Единство), партии «Эрк» (Воля). В стране власти начали ставить барьеры против частного предпринимательства, рыночных отношений и запустили конвейер фабрикации уголовных дел против демократических оппозиционеров, светских и религиозных инакомыслящих. Каримов, часто произносил высокопарные доклады и речи, но по – существу не думал о людях, гражданах страны, об экономике, социальных проблемах, о будущем страны.

Я летом 1996 года был вынужден бежать из Ташкента, Узбекистана в Москву, Россию, благодаря «добротам» каримовского «любви обильного» инакомыслящим режима. В Москве тогда функционировал «Общество содействия соблюдению прав человека в Центральной Азии», созданное иммигрантами – правозащитниками, демократами оппозиционерами из Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана. Я начал работать, в этой организации и был избран её Исполнительным Директором. Мы осуществляли мониторинг прав человека в Узбекистане, Таджикистане и Туркменистане, издавали Информационный бюллетень и оказывали правовую консультативную помощь беженцам, мигрантам этих стран.

Он неоднократно помогал освобождению из заключения политических беженцев, правозащитников из Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана. Когда нужно было, он оказывал непосредственную помощь, принимал их у себя, прятал. Я помню случай, когда летом 1999 года нужно было срочно найти, место жительство, для группы беженцев. Я по телефону искал для них место и в этот момент ко мне в кабинет вошел Виктор. Он, тогда по совместительству работал и в Московской Хельсинкской Группе (МХГ), а наш офис находился в здание МХГ. Он понял, что к чему, и сказал мне, прекращай поиски, пусть они побудут у нас на даче. Этим оказал бесценную помощь беженцам. Похожих случаев было немало. Он, несмотря на занятость, всегда принимал участие в пикетах, митингах и собраниях «Общества содействия соблюдению прав человека в Центральной Азии».

В России общая духовная, правовая и политическая обстановка с приходом к власти В. В. Путина, постепенно начал ухудшатся, начали набирать силу великорусский шовинизм, ксенофобия и фашизм. Это на себе почувствовали политические беженцы и трудовые мигранты из Центральной Азии. Резко возрос число задержаний и необоснованных арестов. Неоднократно Виктор со мной ездил по отделениям милиции, судам, прокуратурам для того, чтобы вытащить политического беженца или трудового мигранта из заточения. Он помог ряду беженцам обосноваться в областях России, так как в регионах его знали и уважали.

Он был человеком необыкновенной доброты и высокого благородства. Он чужое горе и чужую боль воспринимал как собственную, свою. Если в мире было бы больше людей похожих на Виктора, то мир был бы более совершенен, более гуманен. Наверно не зря, он любил часто исполнять песню «Старательский вальсок»:
И не веря ни сердцу, ни разуму,
Для надежности спрятав глаза,
Сколько раз мы молчали по-разному,
Но не «против», конечно, а «за!»
Где теперь крикуны и печальники?
Отшумели и сгинули смолоду…
А молчальники вышли в начальники,
Потому что молчание – золото…
Вот как просто попасть в богачи,
Вот как просто попасть в первачи,
Вот как просто попасть в палачи:
Промолчи, промолчи, промолчи!

Виктор, не молчал, говорил, писал и участвовал в многочисленных акциях, отстаивая права и свободы людей, разоблачая насилие, репрессии и террор советского «рая». Больно терять верного, честного, порядочного человека, в чьей жизни всегда присутствовал благородное и бескорыстное стремление оказать помощь тем, кто в ней нуждается. Ушел из жизни скромнейший человек, надежный друг. Остановилось биться сердце полное благородства. Поэтому немало людей, кто знал, общался, уважал и ценил Виктора Александровича Кучериненко, в Москве и Санкт-Петербурге, Омске и Коми, Киеве и Виннице, Таллинне и Риге, Тель-Авиве и Будапеште, Ташкенте и Душанбе, Вашингтоне и Нью-Йорке, Бостоне и Сент-Луисе скорбят о его кончине. Его светлый и благородный образ навсегда сохранится в наших сердцах.

Абдуфаттах Маннапов – ветеран правозащитного движения, демократической и светской оппозиции Узбекистана, кандидат философских наук, доцент (CША)

Advertisements

About TURONZAMIN

supporter of democracy
This entry was posted in 1.BOSH SAHIFA, 3.RUSSKIY. Bookmark the permalink.