Статус “сырьевого придатка”

xitoyNабор звуков, ласкающих слух президента

10 сентября завершился государственный визит председателя КНР в Узбекистан. Судя по всему, оба национальных лидера остались довольны встречей. На брифинге по итогам переговоров Си Цзинпин даже назвал Ислама Каримова «великим лидером» и «большим мудрецом», из уст которого он услышал «много умных мыслей». Аналитики отмечают, как точно помощники председателя КНР, готовившие ему текст на брифинг, определили набор звуков, ласкающих слух президента Узбекистана и притупляющих его бдительность.

Что касается конкретики, то, по мнению специалистов, Си Цзинпин сделал еще один шаг к решению стратегической задачи – долгосрочного использования природных ресурсов Узбекистана для обеспечения нужд китайской экономики. В первую очередь, природного газа, экспорт которого в КНР Узбекистан в ущерб собственному производству и интересам собственного населения будет наращивать после завершения строительства четвертой нитки газопровода Туркменистан-Китай. 25 миллиардов кубометров в трубе будет туркменского газа и 5 миллиардов – узбекского. Как равноправный партнер, с которым можно работать на уровне создания высокотехнологичной продукции, Узбекистан Китаю не интересен. По крайней мере, в портфеле двусторонних соглашений таких проектов не просматривается.

Задача, которую ставил перед собой Ислам Каримов, считают аналитики, носила сугубо тактический характер – попытаться привлечь в страну китайские деньги на фоне практически полного инвестиционного штиля, который переживает сегодня Узбекистан. Именно этим обстоятельством объясняется личное сопровождение президентом Узбекистана высокого китайского гостя в Самарканд. Формально задачу решить удалось. Суммарная стоимость двусторонних соглашений составляет 15 миллиардов долларов США, однако, все 11 проектов – из перечня инвестиционной программы, разработанной в Узбекистане, а не в Китае. И практически все носят характер намерений.

К примеру, китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) изучит возможность участия разведке газовых месторождений на территории Узбекистана. Ранее на этом поприще подвизались корейская и малайзийская компании, но недавно обе прекратили работы в виду бесперспективности вложения капитала. Согласитесь, «изучить возможность» и конкретно заниматься разведкой полезных ископаемых – понятия совершенно разные.

Другое соглашение – о разработке принципов создания совместного предприятия между CNPC и «Узбекнефтегазом». Оно не новое, точно такое же было подписано год назад во время визита Ислама Каримова в КНР. Судя по тому, что его решили продублировать, реализация не продвинулась ни на шаг.

Если говорить о строительстве железнодорожного тоннеля под перевалом Камчик, который соединит Ферганскую долину с основной территорией Узбекистана, то пока непонятно, на каких условиях его будут китайцы прокладывать. То ли это будет китайский кредит, который сами китайцы и освоят, то ли деньги на реализацию проекта Узбекистан будет искать самостоятельно. И в том, и в другом случае – это не инвестиции, а долговые обязательства.

В целом сотрудничество КНР с Узбекистаном в общем пакете контактов Китая с бывшими среднеазиатскими республиками СССР особо не выделяется. Если объем двусторонней торговли Китая и Казахстана равен 26 миллиардам долларов в год и будет доведен до 40 миллиардов, то с Узбекистаном он в лучшем случае составит 5 миллиардов. Почти на порядок меньше. В отношениях с КНР Узбекистан по-прежнему сохранит статус «сырьевого придатка» и импортера готовой продукции, причем, не столько электровозов и самосвалов, сколько самого низкокачественного ширпотреба, коим уже завалены все узбекские рынки.

Михаил Барановский (UzMetronom)

Advertisements

About TURONZAMIN

supporter of democracy
This entry was posted in 1.BOSH SAHIFA, 3.RUSSKIY. Bookmark the permalink.