Радио ЭХО Москвы׃

ia5.JPGВся земля принадлежит господину Каримову

М.КОРОЛЁВА: А что это за причина?

Ю.ЛАТЫНИНА: Потому что лучше. Потому что там лучше, чем в узбекском кишлаке. Вы должны представлять, какие условия в узбекском кишлаке.
Это тоже система рабства.
Вся земля принадлежит господину Каримову.
Люди добывают хлопок, который продает Каримов, и не получают за это ничего.
А чтобы жить, им позволено содержать огороды. Да? А при этих огородах дикая рождаемость, да?
Они там просто будут умирать с голода, если куда-то не уедут. Поэтому они едут в Москву. Не обязательно работать.

XXXX

М.КОРОЛЁВА: Здравствуйте. Это, действительно, программа «Особое мнение», я – Марина Королёва, напротив – журналист Юлия Латынина. Юль, здравствуйте.

Ю.ЛАТЫНИНА: Здрасьте.

М.КОРОЛЁВА: Много вопросов пришло вам по интернету, но начать я хотела бы с вопроса от человека совершенно реального, не интернет-персонажа. Охранник внизу, когда я сегодня проходила в наше здание, меня спросил: «Скажите, а война в эти выходные начнется?» Ну, он Сирию имел в виду, я надеюсь.

Ю.ЛАТЫНИНА: Так не у нас же.

М.КОРОЛЁВА: Да. Ну, он Сирию имел в виду. Вот, я хочу этот вопрос переадресовать вам.

Ю.ЛАТЫНИНА: Так, а там что? Во-первых, там не сейчас начнется, да? То есть ударят или нет американцы по Сирии? Вы знаете, я редко когда… Вот, я не испытываю никакой симпатии ни к одной из сирийских сторон, ни к кровавому диктатору Асаду, ни к Аль-Каиде, которая против него сражается. И точно так же я с ужасом смотрю, что я не испытываю никакой симпатии ни к Бараку Обаме, который хочет нанести удар по Сирии только потому, что год назад он сказал, что если Асад применит хим.оружие, то Америка ему покажет. Да?

Год назад такой был еще леволиберальный дискурс, что там вот мятежники против кровавого диктатора. Там было все в стиле «Звездных войн», да? Если диктатор – плохой, то, значит, против него Люки Скайуокеры. К этому моменту уже стало понятно, что никаких Люков Скайуокеров там нету. И как это очень часто бывает, чем более страшная власть, тем более страшная оппозиция. Две группы ублюдков сражаются друг против друга, бедные люди там стонут в стороне.

И помогать оппозиции – это означает, ну, например… Если оппозиция придет к власти, то химическое оружие вместо рук Асада окажется в руках Аль-Каиды. Здорово? Ну, просто супер! Да? То есть моя точка зрения, что, конечно, Обама спасает свою репутацию, а не репутацию Америки. Это очень плохо, потому что президент великой страны не должен думать о своей репутации в данном случае.

М.КОРОЛЁВА: Когда делает что?

Ю.ЛАТЫНИНА: Когда говорит «Да мы их накажем за применение химического оружия». Смысла в этом никакого нет, потому что, во-первых, химическое оружие Асад уже применял. Ну, не в таком масштабе. Ну, просто применял. Тогда Обама предпочел этого не заметить, потому что уже всё было ясно.

Сейчас американцы взвинчивают себя и кричат: «Мы должны показать, что никогда это не будет применено». Во-первых, совершенно ясно, что большинство даже диктаторов особо не будет применять химическое оружие в таком случае. Притом что они сделают? Если они нанесут удар, который не является существенным… Как понимаете, Асада это не остановит. Ему все равно, если он может спокойно затравить 1,5 тысячи своих собственных жителей газами. Его что, сильно взволнует, если это случится с помощью американских ракет? Да ему плевать, да?

Если этот удар будет настолько решительным, что он приведет к тому, что Асада скинут и к власти придет Аль-Каида, ну, это замечательно. Как я уже говорила, химическое оружие – Аль-Каиде. Вот, вся эта радость достанется этим.

М.КОРОЛЁВА: Как я понимаю, народ-то сейчас интересует, прежде всего, другое. Значит, вот, например, вопрос: «Если Конгресс не поддержит Обаму в желании ударить по Сирии, то он все равно вдарит?» – спрашивают у вас. Как вам кажется?

Ю.ЛАТЫНИНА: Да, похоже, это будет какой-то ограниченный удар. То есть либо это не будет иметь смысла и не окажет ни на каких будущих диктаторов никакого влияния, либо это приведет к власти Аль-Каиду. Там оба хуже.

М.КОРОЛЁВА: Так получается, Путин-то прав, что ли, когда он отказывается поддерживать Обаму в его стремлении навести порядок в Сирии? Путин-то прав, что ли?

Ю.ЛАТЫНИНА: Не-не-не, одну секундочку. Это, понимаете, это вот как если я говорю, что Асад не прав, из этого не следует, что Аль-Каида права. Если я говорю, что Обама не прав, из этого не следует, что Путин прав.

М.КОРОЛЁВА: Вот, Путин сегодня сказал, что Россия поможет Сирии в случае военного удара извне.

Ю.ЛАТЫНИНА: Вот, замечательно. Мы будем помогать Асаду, который травит своих людей этим газом. А самое главное, ведь, с чего началось, да? Есть факт применения химического оружия. Извините, его применил Асад. Они летели с контролируемой правительством территории на территорию, контролируемую повстанцами. После этого эту территорию 4 дня бомбили, не допуская до нее наблюдателей. Да?

Это оружие применялось. Но! Вот, для меня самая важная в этой истории, на самом деле, вот какая вещь. Вот, у нас сейчас выработалась такая… Вернее, не у нас сейчас, а в мире, особенно у самых кровожадных фанатиков и, кстати, следующих за ними диктаторов. Выработалась такая потрясающая идеологема: «Это не я сделал. Это сделали мои враги, чтобы меня скомпрометировать». Литвиненко не Путин отравил – это сделали враги Путина, чтобы скомпрометировать Путина. Это не Асад применял химическое оружие – это применяла химическое оружие сама Аль-Каида, чтобы скомпрометировать Асада.

М.КОРОЛЁВА: Ну, то есть такая теория заговора.

Ю.ЛАТЫНИНА: Я вам скажу: если бы у Аль-Каиды было химическое оружие, она бы его применила в Нью-Йорке, а не в Дамаске, да? Можно быть спокойным.

Вот это очень интересный тип дискурса, который никогда не существовал в мире, я бы сказала даже, на протяжении, так, тысячелетий. Вот, всегда какой-нибудь…

М.КОРОЛЁВА: Да ладно?

Ю.ЛАТЫНИНА: Ну, да. Смотрите, это очень важный момент, как меняется отношение к противнику, потому что какой-нибудь Дарий на Бехистунской надписи что пишет? Он же не пишет «Я – бедный, несчастный. Меня обидели и, вот, мои враги все время резали сами себя, чтобы меня скомпрометировать».

М.КОРОЛЁВА: Ну, может быть, они не писали, но говорили это устно.

Ю.ЛАТЫНИНА: Не-не-не. Они говорили «Я их …» Сила была плюсом. Вот, ситуация… Более того, даже когда террористы еще в начале XX века совершали теракты, они говорили «Мы там взорвали президента или царя, и это, вот, значит, ему по делам за его преступления».

Ситуация, на самом деле, сначала изменилась с Советским Союзом, который стал говорить, какой он мирный, но все на него нападают. Потом она изменилась с появлением правозащитного дискурса, когда стало очень популярно говорить «Это, вот, кровавая буржуазия обвинила вот этого вот несчастного человека в том, что он не совершал» типа Сакко и Ванцетти. А потом исламисты страшно подхватили этот дискурс, и теперь исламисты все время рассказывают, что, конечно, ну, вот, если Бостонский марафон, как говорит мама Царнаевых, «Их подставили».

И, вот, исламисты в Сирии прекрасно этот дискурс эксплуатировали. Они все время рассказывали… Каждый раз, когда они взрывали какую-нибудь бомбу смертника в Дамаске, они все время рассказывали, что это сам Асад взорвал, чтобы себя скомпрометировать.

М.КОРОЛЁВА: Сейчас мы прервемся буквально на минуту, и поговорим, все-таки, прежде всего о том, что все это значит для отношений Москвы и Вашингтона. Но это будет через минуту. Юлия Латынина с вами по-прежнему здесь.

РЕКЛАМА

М.КОРОЛЁВА: И сегодня это особое мнение журналиста Юлии Латыниной. Я напомню, что нам можно писать вообще-то. В Twitter’е есть аккаунт @vyzvon, и есть для ваших смсок +7 985 970-45-45. Тут спрашивают: «Похожи ли нынешние отношения Москвы и Вашингтона на Холодную войну в связи, в частности, и с Сирией тоже?»

Ю.ЛАТЫНИНА: Слушайте, Холодная война могла перерасти в горячую, и мог Советский Союз выстрелить ракетами по Америке. Я сильно подозреваю, что нам нечем стрелять, и там все перепилось и заржавело. То есть это… Ну, с такой же степенью можно ли характеризовать, там я не знаю, отношения…

М.КОРОЛЁВА: Ну, Холодная война не Горячая, с другой стороны.

Ю.ЛАТЫНИНА: Не. Можно ли охарактеризовать отношения Судана и США как Холодную войну? Судан, наверное, думает, что это Холодная война. Но я боюсь, что и США об этом не очень подозревают.

М.КОРОЛЁВА: То есть вы считаете, что Обаме, в общем, все равно, что думает Путин по поводу удара в Сирии, и он не слишком заинтересован в том, чтобы склонить его на свою сторону? Так, что ли?

Ю.ЛАТЫНИНА: У России единственное отличие от Судана – у нас есть голос в Совбезе ООН. А с военной точки зрения у нас отличия от Судана большого нету. Ну, кроме того, что в Судане еще есть Аль-Каида, да? А у нас ее, слава богу, мало и она на Северном Кавказе, и она наша.

Понимаете, вот, есть одна сторона, так называемая оппозиция (я сейчас скажу, почему «так называемая»), которая рассказывает, когда у них взрывается очередной смертник в центре Дамаска…

М.КОРОЛЁВА: Вы имеете в виду сирийскую оппозицию?

Ю.ЛАТЫНИНА: Сирийскую оппозицию, да. Когда у них взрывается очередной смертник в центре Дамаска, что это сделал сам Асад, чтобы скомпрометировать мирную оппозицию. И есть Асад, который долбит по ним химическим оружием и рассказывает, что это сделала сама оппозиция, чтобы скомпрометировать мирного Асада. Чума на оба ваши дома.

Что нужно делать? Нужно делать ребрендинг, никогда не употреблять слово «сирийская оппозиция», а говорить «Аль-Каида». Потому что если мы скажем, что в Сирии сражается кровавый диктатор Асад против кровавого фанатического движения Аль-Каида, слушайте, ну, это азбука политологии. Что делать, когда 2 ваших врага сражаются против друг друга вместо того, чтобы заниматься вами? Просить чашечку кофе.

М.КОРОЛЁВА: И что вы предлагаете Путину в данной ситуации?

Ю.ЛАТЫНИНА: Путин, к сожалению, вот, он… Он совсем уже на хвостах всей этой истории. Я еще раз повторяю, что поведение Обамы у меня вызывает, ну, вот, просто ужас, потому что великая страна не может строить свою политику в зависимости от того, что ее президент когда-то что-то прочитал в газете «Guardian», где было написано, что это доблестная сирийская оппозиция сражается против кровавого диктатора. Да? Надо извиниться, сказать: «Знаете, ребята, газета «Guardian» ошибалась». Но поскольку…

Путин – у него же очень ограниченный словарный запас. Он делает все назло Америке. Это же… Путин делает даже не за Асада, хотя он, в принципе, любит диктаторов – он любого диктатора будет защищать. Там, Каддафи, Асада. Он вообще, знаете… Это уж, я думаю, мы последнее, что сделаем.

М.КОРОЛЁВА: То есть вы считаете, что это исключительно назло Америке и не в защиту Сирии, все-таки?

Ю.ЛАТЫНИНА: Это исключительно назло Америке. Но есть еще второй момент у Владимира Владимировича. Знаете, с кем мы дружим и с кем мы враждуем? Мы дружим с теми странами, где можно заползти к диктатору в шатер и о чем-то договориться. Желательно по бабкам, по нефти, вот, к Асаду, к Каддафи. И мы не дружим с теми странами, к которым нельзя заползти в шатер и договориться по бабкам. Вот, не может Путин договориться с Обамой, что тот обанкротит BP из-за аварии в Мексиканском заливе и отдаст ее Путину.

И поэтому вот те страны, с которыми нельзя договориться, – наши враги. А те страны, с которыми можно договориться, как они ни чудовищны, – наши друзья.

Мы даже Лукашенко терпим, потому что с ним можно договариваться по бабкам, несмотря на то, что он ведет себя как последний сукин сын. И не наш сукин сын, заметим.

М.КОРОЛЁВА: Да, об этом мы еще поговорим. Я надеюсь, что у нас останется время, чтобы поговорить и об этой проблеме, и о белорусской тоже.

Заканчивая вот эту вот сирийскую тему, российско-американскую, я просто вас хочу спросить. Ну, действительно, вы считаете, что мнение России здесь ничего не значит и удар будет нанесен, независимо от того, что, скажем, думает Россия?

Ю.ЛАТЫНИНА: Нет, мнение России значит в ООН, но ничего не значит в Конгрессе.

М.КОРОЛЁВА: То есть если мнение Совбеза ООН не спросят, то, собственно говоря, и наше мнение тоже в расчет никто не примет. Так?

Ю.ЛАТЫНИНА: Именно так. И еще раз повторяю, что наше поведение в данном случае диктуется уже совсем какими-то комичными соображениями, а) именно соображениями, что надо сделать все назло американцам и б) что за любого диктатора надо заступаться.

М.КОРОЛЁВА: Ну и последний, наверное, вопрос. Вот, Путин сказал, что Россия поможет Сирии в случае военного удара, да? А чем мы можем помочь?

Ю.ЛАТЫНИНА: Вы знаете, я могу сказать, что мне постоянно присылают какие-то достаточно недостоверные сведения о русских солдатах, которые уже воюют в Сирии. Я просто не могу сделать check, я не знаю, как к этому относиться. Ну, мне такие истории постоянно присылают.

М.КОРОЛЁВА: Ну, может быть, на самом деле, речь идет о гуманитарной помощи?

Ю.ЛАТЫНИНА: Ну, это типа добровольцы, знаете, как в Чечню отправлялись. Я не знаю, правда это или нет, но, вот, просто мне это рассказывают уже с нескольких сторон разные люди.

М.КОРОЛЁВА: Юлия Латынина, сегодня это ее «Особое мнение». Я напомню, что вы можете присылать нам вопросы. В Twitter’е – аккаунт @vyzvon. И для ваших SMS-вопросов +7 985 970-45-45. Кстати, и на сайте «Эха Москвы» вы можете выстраивать кардиограмму эфира, потом посмотрите, что получится.

Но давайте ближе к нашим делам, поскольку у нас сегодня последний, собственно, день, когда еще разрешена там какая-то предвыборная агитация и так далее. Завтра – день тишины, в воскресенье – выборы мэра. Вопросов много, сразу скажу, по этому поводу. Кое-какие я вам задам из тех, что пришли на наш сайт.

«У москвичей, все же, есть реальный шанс проснуться 9 сентября в другом городе и с другим мэром? Или уже все решено заранее?» – спрашивают вас.

Ю.ЛАТЫНИНА: Ну, во-первых, надо попробовать. Вот, я не скрою, что я тут все это время пыталась постоянно разговаривать с разными людьми, там, продавцами, на рынке, в магазинах. И поскольку это были, в общем, работающие люди, они почти все мне отвечали, когда я говорила, что надо прийти на выборы, проголосовать и есть шанс все изменить, если они проголосуют за Навального, потому что, еще раз повторяю, как журналист я не могу агитировать за Навального и здесь не буду, но как человек я имею право подойти к продавцу и объяснять ему, почему важно проголосовать именно за Навального.

М.КОРОЛЁВА: Продавцам? На рынке? Скорее всего, мигрантам, иногородним.

Ю.ЛАТЫНИНА: Не все. Но многие, кстати, иногородние, да. Это факт. (смеется)

М.КОРОЛЁВА: Ну-ну? И что вам отвечали на это, интересно?

Ю.ЛАТЫНИНА: «Да все равно без нас уже всё решено». Но, ребята, ну, как в анекдоте, «Абрам, купи лотерейный билетик». Если не купят и не придут, не проголосуют, то точно всё решено за нас.

М.КОРОЛЁВА: Ну, хорошо. Если уж мы сами…

Ю.ЛАТЫНИНА: А вот это, значит, «всё решено». Уже другие люди будут пытаться сосчитать их голоса, потому что я, например, завтра, так сказать, в воскресенье буду в наблюдателем, я буду наблюдателем на участке и я буду ездить. Я попытаюсь совместить. Ну, вот, я попытаюсь тогда проследить, чтобы ваши голоса не украли, даже если вы проголосуете за, прости господи, Дегтярева.

М.КОРОЛЁВА: Ну, это вас здесь тоже спрашивают, будете ли вы, скажем, наблюдателем. Вы на этот вопрос ответили. Но раз уж вы заговорили сами о рынках, о том, что вы там разговаривали с людьми и так далее, и, действительно, вы признаете, что там работает много иногородних людей… А вы в ответ не получали что-то вроде того, что, вот, ваш Навальный, о котором вы им говорите, он, на самом деле, предлагает избавиться от мигрантов, которые работают в городе, и так далее? Не получали такого вопроса или ответа?

Ю.ЛАТЫНИНА: Вы знаете, у меня среди моих постоянных продавцов на рынке есть прелестнейший азербайджанец, который нас никогда не обманывает вот уже 10 лет и который гражданин РФ, и Москвы.

М.КОРОЛЁВА: А, ну это ему повезло: он уже гражданин России.

Ю.ЛАТЫНИНА: Ну, он уже, я думаю, лет 10 или 20 гражданин России. И как раз мы с ним очень хорошо говорили о Навальном, и как раз у него не было никаких претензий к национализму Навального.

М.КОРОЛЁВА: Интересно. Ну, вы же знаете, что вот эта мигрантская тема и тема национализма… Ну, тема национализма здесь присутствует в вопросах, а мигрантская тема присутствовала практически у всех кандидатов в мэры так или иначе.

Ю.ЛАТЫНИНА: Ну, она присутствует и у Юлии Латыниной в том, что я пишу, потому что понятно, да? Меня не только радует, когда сидит азербайджанец на рынке уже 20-й год и никого не обманывает. Но когда я вижу вот этих вот мигрантов, стригущих траву, я понимаю, что это абсолютно чужая культура. И я понимаю, что их становится всё больше. И я понимаю, что их становится всё больше вполне намеренно, да? Это если не сознательная программа, которую написала власть, которая связана с люмпенизацией российского населения и замещением в том числе и голосующих людей людьми совершенно другой политической культуры из Средней Азии, скажем так.

М.КОРОЛЁВА: То есть вы согласны, скажем, с Алексеем Навальным в том, что он говорит по поводу мигрантов, в том, что, на самом деле, от них нужно избавляться, что надо вводить визы, визовый режим со странами Средней Азии и так далее? Вы согласны?

Ю.ЛАТЫНИНА: Я полностью согласна, что надо вводить визовый режим со странами Средней Азии хотя бы потому, что мы иначе безвизового режима с Европой не введем. Что у нас, так сказать, кто наши друзья и кто наши враги?

Я вам должна сказать, что это внутреннее дело страны, каких мигрантов она привечает или нет. В Японии все дворники – японцы, в Японии нет мигрантов. В Эстонии, которую я очень люблю, очень трудно въехать человеку, который с неквалифицированным трудом. И самое главное для меня в данном случае как для культуролога – это история о том, что я не знаю страны, которая ввозила себе большое число рабов (не важно, это называлось «рабы» как в Римской империи или, допустим, как на Карибских островах, или это называлось (НЕРАЗБОРЧИВО), как это в Гайану какую-нибудь ввозилось), я не знаю страны, которая ввозила к себе рабов и кончила хорошо. Потому что… Вы сейчас можете приехать в какую-нибудь Гайану и обнаружить, что там 40% населения – индийцы, в смысле из Индии, еще 40%, по-моему, африканцы. Причем, все уже свободные ввозились. Да? И они друг с другом воюют. А страна в очень плохом состоянии.

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. Но вот те решения, которые предлагаются, как вы к ним относитесь? Вот, представьте себе, что, тем не менее, эти люди – они уже сейчас здесь. И они здесь не от хорошей жизни, да? И их уже много. Есть, ведь, и другой путь. Например, амнистия, миграционная амнистия. Это то, что делают, скажем, США. Но, скажем, вот, Алексей Навальный предлагает в своей программе другое. Он предлагает просто, вот, как бы, избавиться.

Ю.ЛАТЫНИНА: Нет, я не хочу, чтобы 10 миллионов нелегальных иммигрантов, которые… Мне очень жалко, как они родились в ужасных условиях. Да, я представляю себе, в каких условиях они живут в Узбекистане или Таджикистане. Я совершенно не хочу, чтобы они становились гражданами РФ, чтобы это было еще 10 миллионов голосов, поданных за Путина. Это люди чужой культуры. Я, кстати, с удовольствием приму украинцев, молдаван, болгары пусть приезжают. А, вот, если будут приезжать американцы или немцы, я буду вообще счастлива. Или даже японцы. Или даже китайцы. Меня это вполне устроит.

М.КОРОЛЁВА: Ну, это из области такой, научной фантастики, как я понимаю, да.

Ю.ЛАТЫНИНА: Ну, китайцы – нет. С китайцами, так сказать… По поводу Дальнего Востока – я думаю, сейчас со мной будут не согласны.

М.КОРОЛЁВА: Американцы или японцы – это да, это вряд ли.

Ю.ЛАТЫНИНА: А, вы знаете, это вряд ли. Но, между прочим, напомню, что в Екатерининскую Россию как-то приезжали. Это вопрос того, как устроена страна.

М.КОРОЛЁВА: Еще один вопрос, связанный с этой темой и с цифрами преступности, на самом деле. Потому что, ну, вот, тот же Алексей Навальный у нас говорил о том, что буквально каждое второе преступление, ссылаясь на данные ГУВД (он ссылался на данные ГУВД), совершают, собственно, мигранты. Но, ведь, вы же, наверное, знаете, что это не совсем так.

Ю.ЛАТЫНИНА: А вы знаете, это очень интересный вопрос. Я сама посмотрела. И мы с Алексеем Алексеевичем по этому поводу спорили. Фишка-то вот какая. На что Навальный опирался? Навальный опирался на слова господина Якунина, который сказал, что половину всех преступлений в столице совершают иногородние. Внимательно следим за тем, что господин Якунин сказал. Из них 22% – иностранная преступность. А дальше Якунин поставил запятую и сказал «Мы ведем учет только по раскрытым преступлениям. И если бы мы все раскрывали преступления, то была бы иностранная преступность под 50%». Да? То есть Якунин что сказал? Что «у нас 20% иностранная преступность по бумагам, но я считаю, что она 50».

М.КОРОЛЁВА: Ну, я тоже смотрела разную статистику. И я видела данные прокуратуры. Вот, они дают 20,4%. Столичная прокуратура. 20,4% – это иностранная преступность.

Ю.ЛАТЫНИНА: Нет, я имею в виду 2 вещи, да? Потому что по поводу этого высказывания Навального вырос ужасный скандал, типа, он не умеет считать. Первое, мог ли Навальный говорить про 50%, если Якунин говорит про 50%?

М.КОРОЛЁВА: Вот на этом месте мы остановимся и запомним это первое. И дальше перейдем ко второму. Юлия Латынина по-прежнему здесь, «Особое мнение».

НОВОСТИ

М.КОРОЛЁВА: Сегодня это особое мнение журналиста Юлии Латыниной. Вы еще успеете задать ей свои вопросы: в Twitter’е – аккаунт @vyzvon, +7 985 970-45-45.

Итак, мы говорили о цифрах мигрантской преступности, и вы сказали первое.

Ю.ЛАТЫНИНА: Да. Итак, первое. Имел ли право Алексей Навальный сказать, не ссылаясь на Якунина, ту же самую вещь, которую сказал Якунин, что Якунин считает, что 50% преступности – это мигранты?

М.КОРОЛЁВА: Приезжие.

Ю.ЛАТЫНИНА: Мигранты. Нет, что он…

М.КОРОЛЁВА: Иногородние.

Ю.ЛАТЫНИНА: Нет. Что он…

М.КОРОЛЁВА: Мы снова возвращаемся к тому же.

Ю.ЛАТЫНИНА: Не-не-не, нет.

М.КОРОЛЁВА: Юля.

Ю.ЛАТЫНИНА: В том-то и дело, он сказал, что по статистике у него 20%.

М.КОРОЛЁВА: А, если бы раскрывалось, то.

Ю.ЛАТЫНИНА: Но если бы раскрывалось, то он считает, что 50% мигранты. Вот, я думаю, что имеет, потому что вся наша жизнь состоит из таких гиперссылок, когда мы не ссылаемся на человека, но пересказываем. Вот, условно говоря, про 40% Навальный не мог бы сказать, потому что про 40% никто не говорил.

М.КОРОЛЁВА: То есть это не то, чтобы на наших глазах передернули карты (ну, что политики делают иногда, играя цифрами).

Ю.ЛАТЫНИНА: Да.

М.КОРОЛЁВА: То есть вы считаете, что он просто имел право сказать именно так.

Ю.ЛАТЫНИНА: Я считаю, что Навальный имел право повторить начальника ГУВД, на минуточку, который считает. Вопрос, начальник ГУВД врал или нет? Вот это, действительно, 50% мигранты? Или он врал в угоду ксенофобским настроениям? Это более сложный вопрос, потому что понятно, я могу честно сказать, что у нас, с одной стороны, мигранты достаточно смирные по виду. Но я бы 2 вещи имела в виду. Пункт первый, мы должны понимать, что мигранты сейчас в Россию приезжают не в поисках работы. Это такое, не самое правильное представление. Они приезжают по той же причине, по которой, грубо говоря, в Лондон стекались все беднейшие крестьяне или по которой в Детройт стекалось окрестное население.

М.КОРОЛЁВА: А что это за причина?

Ю.ЛАТЫНИНА: Потому что лучше. Потому что там лучше, чем в узбекском кишлаке. Вы должны представлять, какие условия в узбекском кишлаке. Это тоже система рабства. Вся земля принадлежит господину Каримову. Люди добывают хлопок, который продает Каримов, и не получают за это ничего. А чтобы жить, им позволено содержать огороды. Да? А при этих огородах дикая рождаемость, да? Они там просто будут умирать с голода, если куда-то не уедут. Поэтому они едут в Москву. Не обязательно работать. Образуется дно. На дно всегда очень большая преступность. Кроме того, это чуждая культура. И я думаю, что я не открою бинома Ньютона, если я скажу, что вряд ли эти люди смотрят на нас тут неверных, которые в шортиках бегают, как на хозяев. Они думают «Какие-то странные русские, которые не умеют работать в отличие от нас».

М.КОРОЛЁВА: Ну, вас сейчас тоже упрекнут в национализме как и Алексея Навального, собственно, упрекают. И я просто подвожу вас к вопросу, и таких вопросов много. Что вы можете сказать о национализме или так называемом национализме Алексея Навального?

Ю.ЛАТЫНИНА: Вот, я сначала немножко докончу… Я даже специально посмотрела, как обстоит дело с преступностью вот той самой в тех местах, где она лучше в отличие от России раскрывается. Потому что мы, конечно, понимаем, что среди мигрантов никто никого искать не будет, особенно если это преступность, которая обращена на мигранта же. То есть один таджик ограбил другого таджика вместо того, чтобы работать.

Так вот примерно цифры такие. Допустим, Швеция. 6% населения – мусульмане, но 26% населения тюрем – мусульмане. 10% населения Бельгии – мусульмане, но в тюрьмах, то есть совершившие преступления, – 45%.

В Осло тоже 5% – мусульмане. Нелегально считать, сколько преступников в тюрьмах. Но 100% людей, сидящих за изнасилования в тюрьмах в Осло, – это мусульмане.

И кстати говоря о рабах. Американцы, негры – 12% американского населения, 40% тюремного населения. Это к вопросу о том, что делают рабы, когда… Они не виноваты, что они рабы, да? Но это проблема, которую потом переживает культура, с ней столкнувшись. Зачем нам эту проблему себе наживать на задницу?

М.КОРОЛЁВА: Хорошо. Так я вас возвращаю к вопросу о национализме. Ну вот здесь пишут: «Некоторые деятели упрекают, скажем, Навального за националистические взгляды, а другие эти высказывания пытаются оправдать, говоря, что общее дело важнее. А вы что думаете?»

Ю.ЛАТЫНИНА: Я думаю, что недопустимо говорить «Вот этот человек не так верит, этот человек другого цвета, и поэтому он плохой». Вот это нацизм самого худшего вида. А я думаю, что не просто допустимо, а важно констатировать проблемы, и что вот эта вот уже даже не советская, а леволиберальная отрыжка, которая, кстати, собственно, и приводит к тому, что в Норвегии и во Франции такое положение, что они бедные, они несчастные, поэтому мы должны перед ними извиниться… Мы не должны констатировать существование национальной проблемы, потому что каждый, кто ее констатирует, это фашист. Вот, я думаю, что это кончается очень плохо.

Потому что у нас есть 2 национальные проблемы в России – они вполне реальные. Одна из них, как я уже сказала, связана с мигрантами. Другая из них связана с жителями Кавказа. Я бы даже сказала, что одна…

М.КОРОЛЁВА: Ну, которые тоже мигранты, но внутренние, да? То есть речь идет о мигрантах другого рода.

Ю.ЛАТЫНИНА: Они – граждане России, во-первых. Они – граждане России. У них другая по сравнению с российской культура, которую я лично очень люблю и которой лично восхищаюсь. И я бы очень была рада, если бы русские относились к своим родственникам, к своим родителям так, как относятся кавказцы.

М.КОРОЛЁВА: Ну, здесь вы, кажется, не совпадаете с Алексеем Навальным. Не так ли?

Ю.ЛАТЫНИНА: Более того, я могу совершенно честно сказать, что у меня всегда были очень хорошие отношения с родителями. Но мои отношения с родителями претерпели качественно иной скачок, когда я стала много общаться с моими дагестанскими друзьями, и один из них мне сказал: «Юля, ты должна целовать следы своих родителей. Потому что когда их не будет, ты будешь каждый день о них вспоминать». Да? Ну, то есть, вот, само отношение.

Я буду очень рада, если русские там перестанут пить, начнут работать и так далее, и так далее. Но мы должны понимать, что это чужая культура, и мы должны понимать, что одно из самых больших достоинств кавказской культуры – сила, мужская сила в отсутствии закона превращается в демонстрацию эффективности насилия, в том числе и на московских городах. И мы должны с этим что-то делать.

М.КОРОЛЁВА: То есть лозунг, который звучал когда-то «Хватит кормить Кавказ» – вы бы его поддержали скорее?

Ю.ЛАТЫНИНА: Да. Хватит кормить не только Кавказ. Хватит кормить еще и чиновников в Рязани. Потому что хватит кормить Кавказ. От того, что мы даем Кавказу деньги и эти деньги там распределяются в перестрелках, из-за этого там не возникает собственного бизнеса, кстати, у очень трудолюбивого народа, и образуется совершенно чудовищная система, при которой деньги федеральные распределяются только насилием, и сильнее только тот, у кого больше штыков.

М.КОРОЛЁВА: 3 минуты у нас остается. Я, все-таки, хочу договорить по выборам, потому что очень много вопросов, которые с ними связаны. Вот, например, вас спрашивают: «Фальсификации возможны? Вы их ожидаете? И если да, то какими они могут быть?»

Ю.ЛАТЫНИНА: Ну, если я, вот, когда я… После того, как я побуду наблюдателем, я вам отвечу на этот вопрос, что я видела.

М.КОРОЛЁВА: Хорошо.

Ю.ЛАТЫНИНА: 48 часов осталось ждать.

М.КОРОЛЁВА: Второй тур будет? Возможен?

Ю.ЛАТЫНИНА: Я как трезвый человек думаю, что, скорее всего, это маловероятно. Но я думаю, что то, что сделал Навальный в этой кампании, – это абсолютно принципиально другой политический язык. Причем, заметьте, что, вот, я, Юлия Латынина всегда говорила, что «Ну, вообще агитировать российских бюджетников – это не поддается агитации». Более того, мы понимаем, что если бы Москва была городом… Ну, если бы у нас было такое население как, скажем, у республиканского Рима, 400 тысяч граждан, то Навальный их бы сагитировал, потому что он успел бы поговорить с каждым. В Москве, в которой 10 миллионов, невозможно поговорить с каждым за те несколько недель, которые шла избирательная кампания.

И я думаю, что та структура агитации и та принципиально новая политическая культура, которую создал Навальный, она, несомненно, не просто принесет свои плоды в будущем, она принесет свои плоды в очень близком будущем, потому что если у вас образуется…

М.КОРОЛЁВА: То есть политики выйдут на улицу?

Ю.ЛАТЫНИНА: Выйдут наши российские либералы, левые либералы, демократы. Они, как ни странно, никогда к улице не обращались. Они всегда считали, что они так офигительно хороши, что за них должны все сами проголосовать.

М.КОРОЛЁВА: Еще вопрос тоже от слушателя. Штаб Собянина допустил возможность приглашения Навального в мэрию. Принимать такое приглашение, если, так сказать, ну, он не победит? Как вы говорите, как трезвый человек вы не допускаете такой возможности.

Ю.ЛАТЫНИНА: Я бы сказала так. Я думаю, что Навальный не примет такого приглашения. Я не вижу для него плюсов в принятии такого приглашения. Хотя, я думаю, что если бы некоторые люди, которые входят в штаб Навального, например, Максим Кац приняли это приглашение и продолжили, что называется, тренировку в ручном режиме как управлять городом, то это было бы неплохо.

М.КОРОЛЁВА: А сам Навальный? Думаете, нет?

Ю.ЛАТЫНИНА: Алексей Навальный все это время, собственно, демонстрировал, что нет таких денег и нет таких предложений, за которые его можно купить, что совершенно рационально, потому что человек, который хочет стать не просто президентом России, а который хочет изменить ее судьбу и который, я надеюсь, изменит ее судьбу…

М.КОРОЛЁВА: А он хочет стать президентом России?

Ю.ЛАТЫНИНА: Я думаю, что он хочет стать человеком, который изменит судьбу России.

М.КОРОЛЁВА: Ну что? Осталось 48 часов, как вы говорите. Удачи вам при наблюдении. Юлия Латынина, журналист. Сегодня это было ее особое мнение. Я – Марина Королёва. Всем счастливо.

(http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/1150808-echo/#element-text)

Advertisements

About TURONZAMIN

supporter of democracy
This entry was posted in 1.BOSH SAHIFA, 3.RUSSKIY. Bookmark the permalink.