Ситуация в Сохе

Люди рассержены и испуганы…

Конфликт из-за установки столбов ЛЭП перерастает в беспорядки и является отражением нерешенных приграничных проблем между Кыргызстаном и Узбекистаном.

По словам наблюдателей, ситуация остается нестабильной после стычек в начале недели на территории узбекого анклава, расположенного внутри Кыргызстана.

Несмотря на предотвращение эскалации данного локализованного конфликта, по словам экспертов, истинные причины заключаются в сложностях, связанных с управлением постсоветскими границами, особенно в таких районах, как Ферганская долина, где территории соседних стран перемежаются, что создает препятствия для свободного перемещения.

Сох – крупнейший из этих анклавов – расположен в Баткенской области Кыргызстана, но считается частью Узбекистана, с которым он связан дорогой. Возникновение нового пограничного поста в Кыргызстане в прошлом месяце повысило чувство изолированности и беспокойства жителей анклава.

Когда рабочие начали устанавливать столбы для подачи эдектроэнергии к открытому недавно кыргызскому пограничному посту – перейдя на территорию, принадлежащую узбекской стороне – местные жители не выдержали и видя, что несмотря на их первоначальные протесты работы продолжаются, 6 января попытались силой остановить.

Житель села Хушьяр вблизи города Сох, который наблюдал за работами через забор своего дома, рассказал, что видел, как рабочие перешли через дорогу, которая является границей между территориями Кыргызстана и Узбекистана.

“Мы сначала смотрели на строительные работы кыргызов, потом поняли, что они захватывают нашу территорию”,- говорит мужчина, пожелавший остаться неизвестным. “Мы пошли и сказали им, чтобы они прекратили. Тут прибежали другие соседи. Потом кыргызские солдаты стали стрелять, нескольких ранили. Мы потащили их в больницу.”

Позже правительство Узбекистана в своем заявлении обвинило кыргызов в разжигании инцидента путем установки столбов ЛЭП на территории анклава Сох. В заявлении говорится о том, что пограничники открыли огонь по жителям села и серьезно ранили пять человек.

Кыргызские пограничники говорят, что не применяли оружие, а делали только предупредительные выстрелы в воздух.

Заместитель председателя Пограничных войск Кыргызстана Искендер Мамбеталиев в интервью IWPR признал, что частные подрядчики зашли на территорию Узбекистана, но, по его словам, они это сделали по ошибке. “Им был представлен точный план границы, но они не последовали инструкциям”, – сказал он.

Он объяснил, что ради собственного удобства рабочие неправильно решили установить новые столбы ЛЭП рядом со старыми, установленными еще в советское время, которые расположены на узбекской стороне границы.

На следующий день группа жителей Хушьяра пошла в соседнее село Чарбак в Кыргызстане и захватила несколько человек в заложники.

Гульжигит Кожоков, ветеринар и депутат местного кенеша, живущий вблизи Чарбака, описывает то, что он увидел на месте происшествия своими глазами.

“Когда только все началось я ходил по окрестности, [и видел как] они повалили столбы, полностью заблокировали дорогу. Они просто заходили в дома жителей с. Чарбак и ломали их вещи, технику, взяли в заложники”, – рассказывает он. “Было ощущение, будто после войны”.

Другие граждане Кыргызстана были захвачены, когда местные задержали минибус и машину, проезжавшие через Сох. Такой маршрут является обычным для передвижения между восточной и западной частями Баткена, которые фактически разделены анклавом.

По словам официальных лиц Кыргызстана, некоторых заложников избили, а пограничник и милиционер были доставлены в больницу после инцидента, произошедшего ранее.

Местные чиновники из Кыргызстана и Узбекистана вмешались для подавления все возрастающих беспорядков, и на следующий день, 7 января, они обеспечили освобождение заложников в количестве не менее 30 человек.

Несмотря на восстановление порядка, наблюдатели описывают ситуацию как напряженную.

Все пограничные переходы вокруг анклава Сох были закрыты и сельские жители из Кыргызстана, по имеющимся данным, создали группы добровольцев для патрулирования границы и блокирования дороги, соединяющей Сох с Узбекистаном.

Мамбеталиев не видит в этом никакой блокады но признает, что группы гражданского населения собрались вдоль дороги, утверждая, что никаких препятствий для продвижения транспорта нет.

Журналист IWPR, посетивший Чарбак, видел дополнительные силы милиции и солдат, призванных для поддержания порядка, которые были размещены в местных семьях и в школе. Некоторые жители, в основном женщины и дети, были эвакуированы.

Село осталось без электричества и воды после того, как жители Соха перерезали электроснабжение и разобрали водопровод. Электричество было частично восстановлено, а воду привозят транспортом из источника, находящегося в нескольких километрах от Чарбака.

“Сейчас многие люди просто-напросто находятся в шоковом состоянии”, – говорит Кожоков. “Люди боятся, даже если власти говорят, что ситуация спокойная”.

Мамбеталиев описывает ситуацию как “относительно стабильную”.

“Мы все оцениваем масштаб нанесенного ущерба”, – говорит он, отметив, что официальные лица Узбекистана предложили выплатить компенсацию после встречи с местными представителями с кыргызской стороны.

С узбекской стороны границы, по словам жителя Хушьяра, “люди рассержены и испуганы, и теперь они будут более бдительны, чтобы следить за тем, чтобы никто не пересек границу с другой стороны”.

СВОЕВРЕМЕННОЕ РАЗРЕШЕНИЕ ПРИГРАНИЧНЫХ ВОПРОСОВ КАК ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ УСЛОВИЕ ДЛЯ ХОРОШИХ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ СОСЕДЯМИ

Сухробжон Исмаилов, руководитель Экспертной рабочей группы, аналитического центра в Ташкенте, столице Узбекистана, предупреждает, что конфликт не исчерпан.

“И сейчас, когда наступило временное перемирие, я не считаю, что проблема исчерпана. В будущем такого подобного всплеска эмоций можно ожидать с обеих сторон”, – говорит он.

Интенсивность реакции с любой из сторон показывает, каким трудноконтролируемым является управления границами, а не только вокруг Соха, но и на других участках кыргызской границы с Узбекистаном и с другими соседями.

Возникновение новых государств и постепенная демаркация часто размытых границ лишило население приграничных территорий в Ферганской долины доступа к традиционным источникам водоснабжения и пастбищ, а также к свободе передвижения. Кроме того, жители, переходящие через официальные пограничные посты, обычно подвергаются унижению и вымогательству, а те, кто пересекают необозначенные участки, рискуют своей жизнью.

По словам Исмаилова, эти вопросы требуют внимания правительств обоих государств.

“На уровне погранслужб или Баткенской и Ферганской областей эти вопросы не решаются уже давно” – говорит он. “Решение данного вопроса находится лишь в компетенции глав государств. Если будет достигнуто решение на таком уровне – оно будет справедливым и будет носить долгосрочный характер”.

Без подобного вмешательства у жителей обеих сторон останется чувство, что их проблемы игнорируются, и они могут неадекватно отреагировать на любые, даже незначительные, разногласия.

Игорь Шестаков, аналитик из Бишкека, говорит, что любые проблемы кыргызско-узбекской границе – будь то конфронтации между пограничниками и местными или перестрелки – всегдя повод для тревоги. Но опасность последнего инцидента в том, что перешел на межличностный уровень, вылившись в неприязнь между приграничным населением по обе стороны границы.

“Когда людей захватывают в заложники… это выходит за пределы понимания населения”, – говорит он.

Исмаилов предполагает, что возмущение вызвано потому, что люди помнят массовые столкновения между этническими кыргызами и узбеками на юге Кыргызстана в июне 2010 года.

В Баткене инцидент, кажется, повлек за собой мобилизацию населения и давление на правительство Кыргызстана по поводу рассмотрения их требований.

В отчете о ситуации, Баткенский филиал фонда “За международную толерантность”, НПО по предотвращению конфликтов, отметил недовольство и недоверие жителей Чарбака к центральным властям.

Во время одного их публичных собраний в дни конфликта, жители высказали недовольством тем, что министр внутренних дел Кыргызстана, который в эти дни был с визитом в Баткене, не приехал на место инцидента, чтобы ознакомится с ситуацией.

Пожилой житель Чарбака высказал требования местных к правительству, говоря, что “власти Кыргызстана должны построить водопроводную линию и электричество в обход узбекского села Хушьяр, чтобы мы не зависели от них. Каждый год в случае возникновения конфликтов узбекские жители разрушают данную водопроводную линию. Данный конфликт не первый раз случается, были конфликты, касающиеся пастбищ, воды, земли, дороги и т.д.”.

Бизнесмены из Бишкека и Оша, которые являются выходцами здешних мест, а также родственники местных жителей, живущие в Баткене, предоставили средства на закупку продуктов питания для добровольных патрулей, тогда как села на данной территории провели собрания и сформулировали требования к центральному правительству. Среди требований: возвращение территории пастбищного угодья, которая были уступлена анклаву Сох и окончание договоренности по разделу водных ресурсов.

Некоторые хотят полностью изолировать Сох и говорят, что будут стоять до последнего.

“Власть показала свою слабость и заставила людей страдать”, – говорит Кожоков. – Люди сейчас вышли и взяли в блокаду анклав Сох. Хотя властями пропуск закрыт, люди просто уже не верят властям и стоят сами. Дежурят [добровольно]”.

В такой тяжелой атмосфере подобные требования людей игнорируют потребности другой стороны. Исмаилов полагает, что лидеры местного уровня уже больше не в силах улаживать такие споры, пока за дело не возьмутся на уровне центральный властей.

“Местные власти [двух государств] в течение многих лет встречаются, но потом мы видим, что инциденты повторяются и часто с летальным исходом”, – говорит он.

Алтынай Мырзабекова – журналист, прошедший обучение в IWPR в Кыргызстане.

Инга Сикорская – главный редактор IWPR по Узбекистану.

Анвар Халдаров – псевдоним журналиста из Кыргызстана.

Advertisements

About TURONZAMIN

supporter of democracy
This entry was posted in 1.BOSH SAHIFA, 3.RUSSKIY. Bookmark the permalink.