Абдулазиз Махмудов:

 Светлой памяти Тоибы Тулягановой посвящается

Я вырос в многодетной семье. Отец за мизерную плату работал на хлопкоочистительном заводе, а мать, чтобы прокормить нас, шила тюбетейки. Дети, естественно, ей помогали. Я, к примеру, обмазывал столярным клеем подкладки готовых тюбетеек и после того, как клей подсыхал, разглаживал тюбетейку утюгом на округлом деревянном пне, пока она не принимала форму четырёхгранной юрты. В такой тюбетейке в летний жаркий день столярный клей плавился и прилипал к потной голове. И воздух наполнялся специфическим ароматом столярного клея и человеческого пота. Но об этом поговорим потом…

На мой взгляд, если закрыть глаза на издержки царизма и большевизма, в 20 веке произошло фантастическое событие. Народы Туркестана совершили грандиозный прыжок во времени. Они совершили телепортацию из средневекового болота стагнации и изоляционизма в современность. Под влиянием России закончились братоубийственные междуусобные войны за территории между ханствами. Зародилась разночинная интеллигенция, появились типографии и газеты, а вместе с ними и инакомыслие в форме джадидизма. Были созданы светские государства, приняты конституции, построены электростанции, заводы и фабрики, дороги, больницы, библиотеки, современные города, школы, высшие и средние учебные заведения. Одним словом, были созданы все инфраструктуры, которые после развала СССР достались в наследство новым независимым государствам Туркестана. Советская власть за семьдесят с небольшим лет сделала то, что местным правителям никогда не могло бы и прийти в голову, если бы сохранились независимые ханства.

Но, пожалуй, одним из главных достижений прошлого века была эмансипация мусульманских женщин, когда основной закон СССР уравнял права женщин с мужчинами. Это позволило им принять участие в общественной и политической жизни страны, реализовать свой творческий потенциал, умственные и физические способности. Появились женщины учителя и актрисы, механизаторы и пилоты самолётов, парашютисты и машинисты локомотивов, инженерно – технические работники и медики, агрономы, председатели колхозов, и государственные деятели. К 90 годам прошлого века наши женщины освоили почти все мужские профессии и стали неотъемлемой частью производительных сил общества.

А путь к равноправию женщин прокладывали бесстрашные активистки женсоветов, первые учителя, актрисы, певицы и танцовщицы. Это известные истории, но подзабытые в последнее время имена. Им, как представителям самых публичных профессий, пришлось героически принять на себя огонь нетерпимости и фанатизма кадымистов. И наконец, в конце 80 годов 20 века в нашем обществе появилась новая генерация женщин – мужественных оппозиционеров и правозащитниц, в лице активисток «Тумарис» и «Комитета солдатских матерей», таким образом, была освоена ещё одна ниша, которую занимали только мужчины, сделан ещё один шаг упрочивающий имидж мусульманской женщины.

Народный депутат Тоиба Туляганова была яркой представительницей именно таких женщин Узбекистана. Кандидидат философских наук, преподаватель кафедры философии Ташкентского Государственного университета. Обаятельная, всесторонне образованная, аналитически мыслящая, свободно говорившая на разных языках и всегда восхищавшая мужчин глубиной и принципиальностью своих суждений – Тоиба была достойной личностью избранной в 1990 году в Олий Мажлис Республики Узбекистан. Выдвигали её семь махаллей Массива Октябрь Акмал – Икрамовского тогда района…(Сейчас Уч – Тепинский район города Ташкента). Я снимал на видео собрание, которое проходило в актовом зале школы №123, расположенной на массиве Такачи, где рекомендовали в депутаты Тоибу Туляганову. Помню её искреннее и взволнованное выступление, в котором говорилось о бедствиях связанных с монокультурой хлопка. Ветеран труда Сулейман Азимов и поэтесса Гульчехра Нуруллаева, выступившие от оппозиции, рекомендовали собранию поддержать кандидатуру Тоибы. Однако, когда началось голосование, случился казус. Выяснилось, что нет кворума. Часть избирателей, не дождавшись конца собрания, разошлась по домам. Не хватало голосов, установленных регламентом. И тогда активистам махали Ёзикули Худойбердиева, в срочном порядке пришлось ходить по домам и созывать людей для участия в голосовании. Тем временем, чтобы не разбежались остальные, поэтесса Гульчехра Нуруллаева стала читать свои стихи. Примерно через час зал наполнился необходимым числом избирателей, прошло голосование. Тоиба победила, получив наибольшее число голосов. Она выиграла на окружном собрании и стала народным депутатом Олий Мажлиса 1991 года.

Как известно, она работала в Комитете по защите гласности, руководителем которой был народный герой независимого Узбекистана поэт Эркин Вохидов… Конечно, критические выступления Тоибы и ещё дюжины людей, просочившихся в марионеточный Олий Мажлис, приносили массу неудобств верховной власти. Звучали диссонансом, в этом за некоторым исключением сборище профессиональных подхалимов. В конце – концов их разными способами всех изжили. Сегодня, просматривая и анализируя свои съёмки избирательной кампании 1990 года, прихожу к выводу, что и Тоиба Туляганова и Шоврук Рузимурадов и другие независимые депутаты прошли в Узбекский Парламент неслучайно. Они стали депутатами Олий Мажлиса, потому что этого хотела сама верховная власть. Это она отобрала из нашей среды наиболее, как им казалось, лояльных людей. Но эти депутаты оказались честными личностями и не смогли принять традиционную шкалу ценностей и принципы национальной бюрократии.

Республика Узбекистан де факто является наследником трёх Туркестанских ханств, власть в которых принадлежала Кокандскому и Хивинскому ханам и эмиру Бухарскому, которые, в свою очередь, делились с нею со своими многочисленными родственниками и приближёнными, а те в свою очередь, набирали в услужение своих родственников и приближённых и так далее вниз по служебной лестнице. Все вплоть до базарного паттачи были своими людьми. Условием назначения на любую должность были личная преданность и принадлежность к доверенному роду, клану, или деньги, с помощью которых можно было купить доходное место. И, если человек назначался хотя бы на мизерную должность, был шанс обогатиться и, покупая очередную должность, двигаться вверх по служебной лестнице. «Власть ради денег и деньги ради власти» было главной целью и назначением средневековой власти. Подлинное благополучие народа развитие прогресса, культуры, просвещения, науки и передовых технологий мало волновало правителей. Народ в представлении правящего класса был презренной «чернью» быдлом, стадом предназначенным для эксплуатации… Государством считались – власть имущие. Если какой-нибудь человек осмеливался протестовать беспределу ничтожного миршаба (нередко традиционного покровителя воров и разбойников ) его объявляли бунтовщиком. И вешали за антигосударственную деятельность. То есть, всякий беспредел амалдоров (чиновников) покрывался высшими инстанциями.

Известный просветитель 19 века Ахмад Дониш (возможно, один из первых в истории Туркестана оппозиционеров, чьи критические произведения дошли до наших дней) некоторое время служивший придворным Бухарского эмира в своём произведении «История Мангытской династии» с горечью описывает дворцовые интриги, разврат, воровство, обжорство, некомпетентность бухарских эмиров и его сановников. Сотни лет с благословения мулл, процветали изоляционизм и мракобесие. Сотни лет уничтожались люди, не вписывающиеся в религиозные догматы, как это случилось с Великим Улугбеком. Из-за чего современная география дошла до нас только в двадцатом веке. Только в двадцатом веке благодаря джадидам наши люди узнали, что земля имеет форму шара, а не плоскости лежащей на черепахах…

Тоиба Туляганова пришла в Олий Мажлис с искренним желанием посвятить свой труд служению обществу, но оказалась невостребованной, как и многие другие светлые умы, которые не смогли вписаться в укоренившийся в подсознании нашей бюрократии средневековый принцип власти. «Власть ради денег, и деньги ради власти» принцип, который столетиями складывался во дворцах среднеазиатских ханов. Принцип, который после завоевания ханств, благополучно трансформировался в служение белому царю, а потом большевикам, когда за исключением джадидов и убеждённых партийцев, бывшие на услужении у колониальной власти торговцы, муллы, толмачи, миршабы, приказчики и мелкая прислуга русских чиновников сняли чалмы с тюбетеек и поверх напялили кожаные кепки со звёздочками. Ради карьеры, за деньги они покупали должности, вступали в большевистскую, а потом и в коммунистическую партию. Хотя у подавляющего большинства не было никаких убеждений. И заботились не о деле, ради которого занимали место, а о личных выгодах. Менялись эпохи, менялись правители, социальный строй, менялся общественный уклад, менялся внешний облик городов и селений, менялся чиновник. Он, как хамелеон, менял костюм и фразеологию и ловко подстраивался под требование новой эпохи. Вспомните, как на наших глазах подавляющее большинство облачённых властью чиновников – коммунистов во главе со своим вождём в одночасье превратились в национал – патриотов и «демократов», зачастили в Мекку и Медину и превратились в богобоязненных правоверных мусульман исполняющих предписания Ислама. А ведь только вчера они были воинствующими атеистами – безбожниками. Я не сомневаюсь, если завтра к власти придут исламисты, то за некоторым исключением, нынешние амалдоры, преспокойно впишутся под требования толибанов местного разлива. Отпустят бороды, напялят на себя чалмы, длинные халаты и ичиги с кавушами и будут озабоченно бегать с кумганами для омовения по коридорам власти. Потому что формула: «власть ради денег, деньги ради власти» не имеет политической окраски.

С тех пор, как в Олий Мажлис просочились независимые депутаты, прошло более 20 лет. В последующих парламентах такое «безобразие», как независимые депутаты, смеющие излагать не санкционированные мысли, уже не наблюдалось. За последние двадцать лет под маской национального возрождения реанимировано средневековое единовластье. Светская оппозиция полностью исключена из политической жизни страны и подготовлена благодатная почва для исламского фундаментализма. Государственные учреждения, за редким исключением, переполнены некомпетентными людьми близкими к правящему классу. Чиновничество, в подавляющем большинстве, озабочено одной единственной мыслью: как сделать деньги и карьеру – карьеру и деньги. Многие ли озабочены модернизацией страны, интеграцией в мировую экономику? Волнуют ли их политическое и экономическое равновесие общества, без которого не мыслима национальная безопасность? Как мне представляется нынешняя политическая ситуация с некоторыми поправками на современность напоминает середину 19 века, когда ханства стояли на пороге потери сувернитетов. И что парадоксально! Нынешние властители похожи на своих незадачливых предшественников сдавших пятимиллионное население ханств нескольким тысячам русских солдат… То же болото стагнации, тот же изоляционизм, то же самодовольство. Те же ссоры с соседями. Тот же беспредел по отношению к собственному народу… О такой ли независимости мы мечтали?…

Люди запуганы репрессивной политикой власти и лишены прав выражать, какое бы то ни было недовольство своей жизнью. Главный ресурс страны – молодёжь миллионами покидает страну, а оставшиеся безнадёжно нищают на фоне демагогии о Великом будущем Узбекистана. За исключением бесконечно тиражируемых Министерством Правды. То бишь, фондом «Манавият ва Марифат» трудов его превосходительства ничего нового нет. Нет условий для развития общественно- политической, научной и философской мысли.

Главный принцип средневековой власти «Власть ради денег и деньги ради власти» стал основополагающим принципом современной национальной бюрократии и, как железобетонная плотина перекрыл русло демократическому развитию страны.

Нет сменяемости власти! Нет фактического разделения законодательной исполнительной и судебной власти! Нет даже зачатков гражданского общества! Нет оппозиционных партий! Нет свободы слова! Нет свободы передвижений! Нет свободы вероисповеданий. И ещё много – много нет и нет… И всё это вопреки принятой двадцать лет назад Конституции Узбекистана. Сегодня она торчит посреди уличного перекрёстка, как забытый рекламный баннер обанкротившейся фирмы по имени Узбекистан. Наша демократия похожа на европейский цилиндр, напяленный на тюбетейку.. Что бы ни делала наша власть из-под европейского цилиндра разносится неприятное «благоухание» засаленной средневековой тюбетейки. Цивилизованные государства видят цилиндр и не обращают внимания на скрытую под ним дурно пахнущую тюбетейку… Хотя иной раз духан стоит на весь мир.

Говорят, большое видится издалека. Чем дальше мы будем отдаляться от прошлого века, тем грандиознее будет выглядеть телепортация средневековых ханств в 20 век, и тем беспомощнее будут выглядеть наши властители. Написал эти строчки и представил современных афтобачи, парвоначи, эщик ога, получающих зуботычины и пинки под зад от эмира Насруллы и подумал, а может и не было телепортации в 20 век?

Абдулазиз Махмудов
 http://www.Jarayon.com

Advertisements

About TURONZAMIN

supporter of democracy
This entry was posted in 1.BOSH SAHIFA, 3.RUSSKIY. Bookmark the permalink.