США

Иммигранты…

Соединенные Штаты по-прежнему остаются самым желанным местом в мире для многих иностранцев, решивших по разным причинам покинуть свою родину на время или навсегда.

С 1990 по 2005 годы каждая четвертая в США публичная компания – Intel, Yahoo, Google – была основана иммигрантами. По данным американского национального бюро статистики, около 25% всех изобретений, зарегистрированных в стране в 2006 году, были сделаны опять-таки иностранцами-иммигрантами. Две трети докторских степеней в таких областях науки, как инженерное дело и программирование получают в американских вузах студенты-иностранцы.
“Предприниматель – это человек, который при любой власти и любых экономических условиях пытается найти выход и выстроить свой бизнес”, – уверен бывший москвич, а ныне житель Сан-Франциско Евгений Миркин. Он иммигрировал в США более 10 лет назад после окончания МГТУ им. Баумана.

“Конечно, сначала было сложно – ни друзей, ни родственников, ни связей”, – вспоминает Евгений. Но все решается, когда есть желание и драйв.

Друзья и связи стали появляться после окончания сначала одного американского университета, потом другого. Работал в компании Motorola, потом создал свою первую фирму, но дело не пошло – бизнес развалился, пришлось снова идти наниматься на работу в корпорацию.

“Проработав так пять лет, я понял, что работать на кого-то – это не мое, я должен создать свой бизнес, иначе перестану себя уважать”. Так появились два новых стартапа, над развитием которых он сейчас и работает.

Тем и замечательна Америка, а в особенности Силиконовая долина, что здесь иное отношение к провалу; эту мысль повторяют почти все, кто прошел через создание своего бизнеса. Что бы ни случилось – это не провал. Не получилось – попробуй еще.

Нынешние выборы будут своего рода лакмусовой бумажкой, считает Миркин. “Если выберут Ромни – будет превалировать культура предпринимательства, а если Обаму, то система жизни на пособия, надежды не на себя, а на государство”, – убежден он.

Будучи республиканцем, а точнее либертарианцем, в поддерживающей демократов Калифорнии, Евгений уверяет меня, что он не против социальной защиты, но реалии показывают, что в большом государстве люди начинают злоупотреблять таким подходом.

“За 90-е годы сильно вырос процент американцев, сидящих на социальных пособиях. По моим ощущениям, их больше половины по крайней мере в Калифорнии. Народ находит всевозможные лазейки, как выжать из государства по максимуму. Мне это уже напоминает СССР. Эту “гармошку” надо затягивать”, – заключает Евгений.

Марина Уфаева в Америку не рвалась. Приехав в Москву из Ульяновска, она закончила юрфак МГИМО. Поступила не по блату, а приняв участие в программе “Умники и умницы”. Призом за победу в игре было поступление в МГИМО. Именно так Марина и стала студенткой одного из самых престижных вузов страны.

Проблем с работой в Москве у нее не было, но Марина решила еще немного поучиться – и поступила, выиграв стипендию, в один из университетов Лиги плюща, в Корнелл. Сразу после его окончания ей предложили постоянный контракт в компании на Уолл-стрит, где она работает
по сей день.

Одна из последних ее сделок, в которой она принимала участие в качестве юриста, специализирующегося на слиянии и поглощении компаний, приобретение семейством Ротшильдов чего-то, о чем делиться с журналистами нельзя по условиям ее контракта, у семейства Рокфеллеров.

“Эта работа требует полной отдачи, во время серьезной сделки приходится вкалывать по 24 часа в сутки”, – рассказывает Марина, сидя в своем офисе на Уолл-стрит с видом на Гудзон. “Вокруг тебя умные и требовательные люди – нужно соответствовать. Работа нервная, но интересная”, – признает она.

Но ограничивать свою профессиональную жизнь лишь стенами корпорации Марина не собирается. Совсем недавно она официально открыла свою собственную компанию по пошиву элегантных платьев для таких же деловых женщин, как она сама. Продажа идет через интернет, а пошив – на американской фабрике.

“Это мой вклад в американскую экономику, наши заказы позволяют этой небольшой фабрике держаться на плаву”, – объясняет Марина свой выбор. “Кроме того, так проще контролировать производство, когда все под рукой, а не в Китае”.

Добиваться чего-то на новом месте всегда трудно, говорит Уфаева. “Но ни я, ни мои друзья не считаем себя иммигрантами. Мы – люди мира, мы там, где интересно жить и где есть интересная работа”.

“Были случаи, когда передо мной не открывалась какая-то дверь, и было 100% понятно, что она бы открылась, если за ней сидел бы человек, с которым я ходил в школу или в университет”, – вспоминает Мирослав Сарбаев, иммигрантский стаж которого – 22 года. “Но у меня голова работает так, что такие вещи я быстро забываю и они меня не беспокоят”, – продолжает он.

В Америке, как и везде, существует так называемый Old Boy’s Club – элита, в которую трудно попасть. “Но при этом Америка, будучи страной иммигрантов, чуть более открыта чужакам”, – говорит Мирослав и вспоминает московский неологизм “замкадыш”. “Этим словом все сказано. Тот же клуб работает в России на уровне страны и отдельного города”.

Мирослав создал свой первый стартап сразу же после получения грин-карты, то есть когда на то появилась легальная возможность. Через какое-то время он продал свою небольшую компанию первой файлообменной пиринговой сети – Napster.

В 2008 году Мирослав, к тому времени уже поработавший и на себя, и на других, создал новый стартап – компанию-сайт kroogi.com. У истоков этого бизнеса стоял его именитый друг – Борис Гребенщиков. Не в плане того, что он был инвестором или бизнес-консультантом, а в том смысле, что на Б.Г. Мирослав экспериментировал со своим ноу-хау.

“Круги” – это набор инструментов для краудфандинга (это когда привлекаются инвесторы через интернет) творчества”, – так Сарбаев определяет суть своего сайта. И поясняет: “если человеку нужно продать свой электронный контент – у нас есть магазин, куда он может загрузить продукт своего творчества и продавать его”. А другие пользователи сайта, потенциальные покупатели скачивают музыку или книгу, или фильм, часто руководствуясь моделью, когда-то предложенной группой Radiohead – скачай и заплати, сколько хочешь.

“Мы создаем технические средства для наиболее эффективной монетизации творческого контента и его продвижения через интернет”, – так Мирослав Сарбаев описывает свое основное ноу-хау.

Для Бориса Гребенщикова, который позволял другу экспериментировать со своим творчеством, Kroogi теперь стали одним из источников постоянного дохода.

На этом же сайте можно собрать деньги на выпуск будущего альбома, фильма, книги – уже по модели кикстартера. Так, например, были собраны деньги на запись нового альбома группы Zorge (бывшая Tequilajazzz).

Сан-Франциско – город, в котором Мирослав решил создать свой бизнес, удобен по многим причинам. Одна из основных – это близость Силиконовой долины с ее особым экономическим микроклиматом.

Неотъемлемая часть этого микроклимата – фактор доверия, про который Нажать философ и политолог Фрэнсис Фукуяма написал целую книгу, подчеркнув, что этот фактор не менее важен, чем все экономические предпосылки для развития бизнеса.

Уровень доверия, по словам Мирослава Сарбаева, в Силиконовой долине очень высок. Здесь, как нигде, ценится репутация. “И, зная об этом ты, как предприниматель или как инвестор, ведешь себя соответственно”.

Другой положительный момент, по мнению Сарбаева, это то, что в Калифорнии огромная концентрация не просто талантливых и изобретательных людей, но и целого поколения, сформировавшегося под влиянием идей хиппи. Казалось бы, какая связь между успешным ведением бизнеса и хиппи-культурой?

“Может, эта связь не очевидна, но она, безусловно, есть”, – уверен Мирослав. – Недаром же почти все известные люди из Силиконовой долины ежегодно ездят в Неваду на культовый фестиваль Burning Man”. На его организацию тратятся огромные деньги, но в дни фестиваля денег как бы не существует, идет товарообмен.

“Это тоже микрокосм, в котором фактор доверия и репутация играют огромную роль”, – говорит Сарбаев.

Вопрос иммиграции

Американский флаг

США по-прежнему остаются самым притягательным местом в мире для многих иностранцев, но иммигрировать становится все труднее

С 1990 по 2005 годы каждая четвертая в США публичная компания – Intel, Yahoo, Google – была основана иммигрантами. По данным американского национального бюро статистики, около 25% всех изобретений, зарегистрированных в стране в 2006 году, были сделаны опять-таки иностранцами-иммигрантами. Две трети докторских степеней в таких областях науки, как инженерное дело и программирование получают в американских вузах студенты-иностранцы.

И, несмотря на все эти сами за себя говорящие цифры, даже высококвалифицированному иностранцу трудно получить рабочую визу, чтобы после учебы остаться в США и, например, открыть свой бизнес.

Многие американские экономисты уже не первый год призывают политиков решить этот вопрос раз и навсегда, чтобы, по крайней мере, облегчить высококвалифицированным и хорошо образованным (в американских же вузах) иностранцам получение рабочей визы или гринкарты.

Ведь известно: свято место пусто не бывает. Талантливые иностранцы могут найти себе применение в странах-конкурентах: Китае, Индии, Бразилии.

Но иммиграционная политика США еще с 1960-х заточена на то, чтобы первым делом в страну могли приехать члены семьи человека, уже получившего вид на жительство или рабочую визу в США.

В 1990 году была установлена квота на рабочие визы – 140 тысяч в год. И несмотря на то, что мир с тех пор стал большой глобальной деревней, экономика США выросла на 60%, а на мировом рынке труда появились новые конкуренты США – Индия и Китай – квоты не изменились.

И Барак Обама, и Митт Ромни поддерживают иммиграцию в США высококвалифицированных специалистов. В конгрессе рассматривается проект закона, поддерживаемый как демократами, так и республиканцами, и нацеленный на то, чтобы облегчить получение гринкарты для владельцев малого бизнеса.

Но дело застопорилось, прежде всего, потому, что в преддверии выборов никто из кандидатов не хочет злить рядовых американцев (многие из которых тоже когда-то были вновь прибывшими иммигрантами).

Как бы ни пытались экономисты убедить массы, что иммигранты (тут речь идет не о нелегальной, а о законной иммиграции высококвалифицированных профессионалов) не отбирают у них рабочие места, наоборот, они, будучи предприимчивыми людьми, часто эти самые места создают, во времена кризиса обыватель всегда пытается найти виновного в тяготах повседневной жизни.

Тяжелые времена всегда выводили на первый план националистические настроения и, как следствие, политику закрытых дверей…

Илона Виноградова, Би-би-си.

Advertisements

About TURONZAMIN

supporter of democracy
This entry was posted in 1.BOSH SAHIFA, 3.RUSSKIY. Bookmark the permalink.