Узбекистан

Ричард Вайц׃ Взгляд на контртеррористический центр ШОС

Здание, в котором расположился исполком Региональной антитеррористической структуры Шанхайской организации сотрудничества (РАТС ШОС), представляет собой окруженный стеной комплекс в самом центре узбекской столицы, Ташкенте. Мне посчастливилось оказаться в числе немногих американцев, которым позволили заглянуть внутрь.

С момента своего официального открытия в июне 2004 года Региональная антитеррористическая структура ставит своей целью координацию стратегии и совместных действий по борьбе с потенциальными террористическими угрозами в странах-участницах ШОС. Она также планирует проведение учений ШОС и ведет борьбу с финансированием террористов и отмыванием денег террористическими структурами.

Как и посольство США, штаб-квартира РАТС имеет собственные жилые и столовые помещения, расположенные на территории комплекса в центре Ташкента. Но, в отличие от американского посольства, я не увидел там никакой службы безопасности после того, как одинокий охранник у ворот махнул рукой нашей посольской машине, разрешив проехать внутрь. Нынешний директор исполкома, отсутствовавший в городе во время моего посещения центра, является гражданином Кыргызстана. Следующий директор будет из Китая, а российский гражданин возглавит исполком РАТС в 2014 году. На территории центра работает десятка два человек.

В сопровождении нескольких американских дипломатов, помогавших организовать этот визит, я встретился с тремя представителями исполкома РАТС: замдиректора Алексеем Крыловым, старшим экспертом Бериком Жусуповым (гражданином Казахстана) и экспертом Павлом Остриковым.

Некоторые американские дипломаты выражали удивление, услышав о том, что моя просьба о посещении штаб-квартиры РАТС была удовлетворена, учитывая тот факт, что в последние годы посольство несколько раз предпринимало подобные попытки, но их обращения были отклонены. Представители РАТС подчеркнули, что «ШОС не является военным блоком», и центр занимается исключительно проблемами терроризма и сопутствующей незаконной транснациональной деятельности, включая отмывание денег.

Когда я задал вопрос о деятельности РАТС по составлению комплексного списка террористов, Павел Остриков ответил, что работа эта ведется, и добавил, что упор в ней делается на организации, а не на отдельных лиц. РАТС не пытается выявлять или ликвидировать террористов – это задача государств-членов организации.

Замдиректора Крылов подтвердил, что РАТС испытывает проблемы с составлением комплексного террористического списка. «Каждое государство определяет терроризм по-своему», – отметил он. Так, к примеру, правительство КНР официально не причисляет «Аль-Каиду» к террористическим организациям. Индия же не считает таковой «Хизб ут-Тахрир».

Связи РАТС с другими структурами безопасности, в которых доминирующую роль играет Москва, включая СНГ и ОДКБ, являются, по словам Крылова, минимальными. РАТС имеет тенденцию тесно сотрудничать с национальными агентствами по обеспечению безопасности каждого отдельного государства-члена ШОС, обычно с тем, что вплотную занимается борьбой с терроризмом. Как правило (но не обязательно) это бывают министерства внутренних дел.

В ШОС входят Китай, Россия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан. Государствами-наблюдателями являются Индия, Иран, Пакистан, Монголия и Афганистан. В «партнерах по диалогу» числятся Беларусь, Шри-Ланка и Турция.

В штате РАТС доминируют представители трех государств, вкладывающих в ШОС наиболее крупные финансовые средства, а именно Китая, Казахстана и России. Три остальных государства ШОС вносят посильный вклад. По словам Крылова, все страны, принимающие участие в работе ШОС, задействованы и в операциях РАТС. Эксперты из Шри-Ланки предоставляют информацию о технологиях террористов-смертников, отметил он.

В числе главных приоритетов РАТС – задача активизации обмена информацией и гармонизация стратегии в сфере антитеррористической деятельности. К примеру, участники недавно организованной РАТС конференции изучали способы обеспечения безопасности во время крупных публичных мероприятий, таких как Олимпиада или международная конференция.

Когда я задал вопрос, заинтересована ли ШОС в работе с США, Остриков пояснил, что мандат РАТС не дозволяет осуществлять прямое сотрудничество с правительствами стран, формально не имеющими отношения к ШОС. Опосредованное же взаимодействие может иметь место в рамках сотрудничества ШОС с ООН, ОБСЕ и Интерполом, в которых активно представлены США.

На волне арабской весны страны-участницы ШОС «уделяют все возрастающее внимание» Интернету, отметил Крылов. Каждое государство ШОС занимается противодействием киберугрозам, руководствуясь собственным законодательством и исходя из собственных возможностей, добавил он. В частности, в каждой стране-участнице ШОС имеется специальное подразделение по обеспечению Интернет-безопасности.

По словам Крылова, при РАТС создана экспертная группа для оценки возможностей расширения антитеррористического мандата структуры на операции по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Известно, что некоторые террористические группы получают финансирование посредством наркоторговли, добавил он. Возможности РАТС по координированию антинаркотической деятельности препятствует тот факт, что в одних государствах-членах ШОС борьбой с террористической и наркоугрозами занимается одно ведомство, а в других, в том числе и в России, проблемами терроризма и незаконного оборота наркотиков занимаются две отдельных структуры.

Ричард Вайц является старшим научным сотрудником Хадсоновского института в Вашингтоне.
%d bloggers like this: