“New York Times”׃

У Турции исчезает соблазн к вступлению в ЕС

Стамбул. Поскольку экономическая инфекция бросает тень на Европейский Союз, по-новому агрессивная Турция все сильнее смотрит на Восток, а не на Запад, и задается неприятным вопросом: нужно ли Турции отказаться от Европы до того, как Европа откажется от Турции?
Когда харизматичный премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган пришел к власти в 2002 году, он сделал вступление Турции в Европейский Союз своей главной целью. Мусульманская Партия справедливости и развития Эрдогана стала решать такие сложные вопросы, как улучшение прав меньшинств и послабление ограничений на свободу слова, чтобы Турция стала ближе к западным нормам.
Но вопрос вступления Турции в альянс был встречен со скептицизмом и даже презрением со стороны некоторых членов союза, не в последнюю очередь из-за большого, почти полностью мусульманского населения Турции. Переговоры затянулись до бесконечности, даже не дав ни одного намека на возможность членства.
И местные аналитики говорят, что теперь Турция не в восторге от этой идеи. На фоне потрясений кредитного кризиса, который поразил Европу, и беспорядков «арабской весны», которые предоставили для Турции возможность стать новой региональной державой, народ Турции взвешивает шаг, который было бы немыслимым еще несколько лет назад – отказ от Европейского Союза.
«Премьер-министр Эрдоган хотел стать первым консервативным мусульманским лидером, который интегрировал бы Турцию на Запад, но после того, как Европа предала его, он отказался от этих амбиций», заявил основатель религиозно-консервативной бизнес-группы, состоящей из 20 тысяч компаний, и близкий соратник премьер-министра Эрол Ярар. «На сегодня ЕС не имеет абсолютно никакого влияния на Турцию, и большинство турок задаются вопросом: «Почему мы должны быть частью такого беспорядка?»».
Сила внешней политики Турции на Ближнем Востоке стала заметна на прошлой неделе, когда страна ввела жесткие санкции в отношении Сирии и начала подготовку к возможной военной интервенции. Также Турция стала мощным голосом возмущения в регионе по поводу угрозы Израиля в адрес палестинцев. Тем более, из-за нападения израильского спецназа на турецкое судно, которое пыталось достичь сектора Газа, Турции заморозила свои отношения с Израилем. Между тем турецкие чиновники говорят, что отношения с Европейским Союзом достигли состояния безнадежной негодности, и были усугублены перспективой того, что в следующем году Кипру будет предоставлен статус переходного председателя Европейского Союза.
Турция находилась в неразрешимой политической борьбе с Кипром с 1974 года, когда страна вторглась на остров, чтобы предотвратить предлагаемый союз с Грецией и создание конкурентного правительства турецкой части Кипра, которую признает только Турция. В Лондоне в прошлом месяце президент Турции Абдулла Гюль пренебрежительно назвал Кипр «половиной страны», которая встанет во главе «бедствующего союза», говорится в докладе турецкой газеты «Milliyet». Затем, когда на прошлой неделе Франция пошла на необычный шаг, предложив, чтобы Турция приняла участие на встрече министров иностранных дел ЕС, чтобы обсудить ситуацию и действия по Сирии, Кипр наложил вето на эту идею.
Сто лет назад, когда Османская империя начала рушиться, Турция приобрела негативное прозвище «больного человека Европы». Сейчас, когда Европа трещит по швам, многие турки не могут не злорадствовать по поводу того, что в этом году экономика Турции по прогнозам вырастет на 7,5%. «Те, кто называл нас «больными» в прошлом, теперь сами «больные»», заявил недавно министр экономики Турции Зафер Чаглаян. «Дай Бог им сил восстановиться».
Почти бесспорно, что переговоры Турции о вступлении в ЕС, которые с 2006 года медленно продвигались вперед, не приведут ни к чему, когда Кипр будет председательствовать в ЕС в июле 2012 года, поскольку турецкое правительство заявило, что будет бойкотировать председательство Кипра и заморозит переговоры. Если переговоры останутся в тупиковой ситуации к 2014 году, турецкие чиновники говорят, что они в частном порядке выйдут из процесса переговоров.
По мнению турецкой общественности, уже настала пора отказаться от идеи вступления в ЕС. В исследовании немецкого Фонда Маршалла говорится, что в 2004 году 73% турок считали, что присоединение их страны к ЕС является хорошей целью, но к 2010 году данного мнения придерживались только 38% граждан.
Министр страны по делам Европейского Союза Егемен Багис сказал в интервью, что Турция остается приверженной присоединению. По его словам, Турция с ее молодой и динамичной рабочей силой, большим внутренним рынком и растущей ролью в регионе будет самым большим членом из всех, которые когда-либо были в Союзе. «Держись, Европа», сказал он. «Турция идет на помощь».
Но деловое население Турции, которое уже давно поддерживает членство, уже считает иначе. Лидер бизнес-группы Ярар владеет химической компанией «404» и продовольственной компанией «Lezzo», которая производит популярный турецкий яблочный чай. Он отметил, что торговый сектор Турции сдвигается на восток: несмотря на то, что в 2010 году около 56% экспорта Турции было направлено в Европу, около 20% было отправлено на Ближний Восток, по сравнению с 12,5% в 2004 году. «Может потребоваться еще 10 лет, но «арабская весна» сделает эти рынки еще более привлекательными», сказал он.
За более прохладные отношения с Турцией Европа расплачивается влиянием в арабском мире, где член НАТО Турция, граничащая с Ираном, Ираком и Сирией, быстро становится важным собеседником для Запада. По мнению аналитиков, впервые за последние десятилетия Европа нуждается в Турции больше, чем Турция нуждается в Европе.
Для демонстрантов Каира или Хомса благочестивый мусульманин Эрдоган, стоящий во главе процветающей страны с 78-миллионным населением, является мощным символом совместимости демократии и ислама, в то время, как Европа воспринимает с враждебностью мусульманское население страны, подрывая свое влияние в регионе.
Высокопоставленные официальные лица Турции говорят, что Эрдоган отвернулся от Европы и вместо этого кинулся в объятия Вашингтона, и сигналом этого стало объявление Турции о введении санкций в отношении Сирии. Несмотря на то, что Эрдоган находился в тесной координации по этому вопросу с президентом Обамой, официальные лица заявили, что Европа играла только вспомогательную роль.
Ослабление влияния Европы также может сказаться на стремлении Турции быть прототипом демократического государства в арабском мире. Правозащитные организации заявляют, что без жизнеспособной перспективы членства в Европейском Союзе мотивация для сдержанности авторитарной верхушки турецкого правительства исчезнет. В докладе Европейской Комиссии, который был опубликован в ноябре, говорится, что в тюрьмы Турции попали 64 журналиста, а на одну известную медиа группу, которая подвергла критике правящую партию, был наложен налоговый штраф в размере 2,5 миллиардов долларов США.
В этом неизменно космополитическом городе, тем не менее, даже амбициозные и хорошо образованные молодые люди сыты по горло идеей вступления в Европейский Союз. В оживленном кафе на западном берегу Босфорского пролива, который прорезает город и отделяет Европу от Азии, 19-летняя студентка факультета международных финансов Тугче Эрбад сказала, что ее поколение турок не заинтересовано в присоединении к тонущему Европейскому Союзу. Но настояла, что она и ее друзья склонны больше к Европе, чем к арабскому миру.
«Я бы предпочла поехать в Париж, чем в Бейрут», сказала она и быстро добавила: «Турция не является ни Востоком, ни Западом. Мы движемся в нашем собственном направлении».

Дан Билефски
«New York Times», 5 декабря 2011 года

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: